ОТШЕЛЬНИКЪ (gilliotinus) wrote,
ОТШЕЛЬНИКЪ
gilliotinus

Category:

ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ КАК ПОЛИТИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ В БОРЬБЕ ЗА ВЛАСТЬ (2 часть)




ЧИТАТЬ СНАЧАЛА - http://gilliotinus.livejournal.com/128134.html

[НАЖМИТЕ. ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ВТОРУЮ ЧАСТЬ..]


5) СЛАБОЕ РАЗВИТИЕ НЕКОТОРЫХ ДРУГИХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Кстати, все соображения, связанные с наукой и с развитием культуры, относятся в равной степени и к другим так называемым древним цивилизациям: Египет, Вавилон, Китай.Здесь также развитие достигает определенного уровня, а потом без видимых причин все застывает и гибнет. Причем, как аргументированно доказывают авторы этой книги, никаких материальных подтверждений «древнего расцвета» не существует. Кроме, конечно, тех, которые мы готовы принять на веру, не требуя никаких дальнейших пояснений. Очень важно обратить внимание на тот факт, что все технические и культурные достижения «Древнего мира» удивительным образом коррелируют с уровнем развития европейской цивилизации к моменту первых печатных публикаций трудов «античных» авторов.

Пытливая мысль «античного» гения за 10 веков не смогла придумать ничего, что превзошло бы достижения европейцев, имевших за плечами, как мы знаем, максимум 300 лет прогресса эпохи Возрождения! В таком свете не покажется чересчур смелым предположение, укладывающееся в рамки здоровой человеческой логики: то, что средневековые авторы написали всю «античную историю» в XV–XVI веках. И они просто-напросто занимались проекцией своего средневекового мира в прошлое. Брали бытовую обстановку своей эпохи и проецировали ее на «Древнюю Грецию» и «Древний Рим». А дальше вносились не качественные изменения — фантазии Жюля Верна у них не было, — а изменения чисто количественные. Жизнь создаваемого воображением «античного мира» улучшалась за счет того, что «всего у древних было больше». Но никаких нововведений ни в вооружении, ни в науке, ни в бытовой обстановке, ни в культуре придумано, естественно, не было. Никого, похоже, не смутило, что XV–XVI век, по официальной истории, находился на том же уровне развития, что Римская империя в период своего наивысшего могущества. Хотя «древняя империя» времен расцвета вполне могла бы создать элементарные вещи, о которых мы говорили.


Теперь вглядитесь повнимательнее в жизнеописание выдающихся людей «древнего мира». Яркие подробные детали превращают эти «биографии» в литературные произведения. Поражает точность, с которой «античные авторы» восстанавливают мельчайшие эпизоды из жизни своих героев.

Едкая реплика Александра Македонского в адрес Пармениона во время обсуждения мирных предложений царя Дария, инструкции Цезаря своим легатам перед Фарсальской битвой, предсмертные слова Юлиана Отступника — все эти ценнейшие сведения были, по всей видимости, немедленно застенографированы очевидцами событий и, переходя с благоговейным трепетом из рук в руки, доходили в неизменном виде до собственно составителей биографии. Случалось, правда, что разные источники противоречили друг другу, но «истинная» картина произошедшего всегда восстанавливалась, а «апокрифы» выбрасывались на мусорную свалку истории.

К сожалению, современные биографы полностью утратили «древнее» искусство интуитивного сравнительного анализа. Да и добровольные информаторы действуют, несмотря на явное улучшение средств коммуникаций, далеко не столь эффективно. Кроме того, сами персонажи новейшей истории разучились в критические моменты говорить хлесткими афоризмами. Нам приходится мириться с тем, что в биографиях самых знаменитых исторических личностей остались белые пятна, многие важнейшие периоды жизни освещены крайне скупо из-за отсутствия достаточного количества достоверных сведений.

Естественно, что главные исторические события последних 300 лет допускают вольную трактовку в зависимости от источников, доступных или отобранных автором. 14 июля 1789 года или 14 декабря 1825 года в своих бесчисленных описаниях лишены кристальной четкости в изложении фактов, присущих, например, рассказу о заговоре Катилины и его подавлении, сохраненном для удобства изучения в одной-единственной версии. Книжные полки, забитые разномастной историке-аналитической литературой, не должны никого вводить в заблуждение — 99 % этих книг написаны в последние 150 лет и в основном дополняют и развивают сжатое повествование первоисточника. Кто-то после тщательного анализа «древнего» текста выступает с новой гипотезой, оставаясь, естественно, в рамках традиционной хронологии. Затем уже эта гипотеза подвергается всестороннему обсуждению, а в результате открывается новое бескрайнее поле для исследований.

Поэтому мы должны отдавать себе отчет, что образы знаменитых «античных» полководцев, политических деятелей, философов, сложившиеся в нашем воображении, претерпевали существенные корректировки с каждым новым поколением историков. Притом что исходная база данных, даже с учетом археологических раскопок, оставалась практически неизменной. «Преданья старины глубокой» в большинстве случаев опираются на один конкретный первоисточник, одного автора, труды которого безоговорочно принимаются на веру и служат отправной точкой для всех последующих дополнений.

Так, о создании Великой Персидской империи Ахеменидов впервые говорится в «Истории» Геродота. Историю Пунических войн вкупе с информацией о Карфагене первым излагает Полибий. Увы, источники, на которые он ссылался, не дожили до начала эры книгопечатания. Впрочем, этому плодовитому автору сильно не повезло — из 40(!) томов его «Всемирной истории» полностью сохранились только 5(!), что вынудило будущих реставраторов истории домысливать многие детали походов Ганнибала. Отмечу, что сохранившиеся уникальные свидетельства всегда предоставлялись стороной, победившей в военном конфликте. Которая, первым делом, непременно уничтожала любое напоминание о побежденных (сожжение Суз, разрушение до основания Карфагена и Иерусалима), а затем формировала официальную точку зрения. Вряд ли такие интерпретации должны пользоваться доверием даже в традиционной исторической концепции.

6) СКУДНОСТЬ БЫТОВЫХ УСЛОВИЙ И ПРИСПОСОБЛЕНИЙ. Повседневная жизнь Римской империи описана довольно подробно. Но посмотрим на бытовую обстановку правящей элиты. Вилки, ножи, стулья, функциональная посуда — этих предметов обихода, столь естественных для изысканного аристократического образа жизни, не обнаруживается. Специальных поваров-искусников выписывали, не скупились. Пиры на весьмир закатывали: великий полководец Лукулл этим в основном и прославился среди потомков. Но утонченный кулинарный вкус почему-то не распространился на сервировку, которая оставалась грубой и примитивной. Словом, явно не соответствовала статусу всемирной империи. Сразу вспоминается, что и в XVI веке европейская знать продолжала есть руками и громко чавкать!

Мне случалось бывать на Бриони — хорватских островах в Адриатическом море. Уникальные, очень красивые места. Туристам рассказывают, что здесь находилась летняя резиденция римского императора Домициана. Место, действительно, подходит: от Италии недалеко, вода чистейшая, климат ровный и пр. Есть даже система водопроводного соединения между двумя главными островами архипелага — Большой Брион и Малый Брион. Водопровод якобы провели «древние». Гид подробно объясняет, как это делалось. Рабы ныряли, используя тростниковые трубочки вместе аквалангов, и прокладывали трубы по дну. Впечатляющий результат, если учесть, что глубина там не меньше 50 метров.

Естественно, много «античной» посуды. На черном рынке всегда можно купить большой кувшин для зерна или маленькую амфору для благовоний. Их сейчас местные контрабандисты вытаскивают в большом количестве. Адриатическое море — как для греков, так и для римлян, — было важным торговым путем и там разбилось немало кораблей.

Не обошлось и без «античных» раскопок. Но само поселение, которое показывают, оказывается средневековым, византийским. Весьма непрезентабельное, размером, пожалуй, метров 100 на 200. Но, конечно же, сохранилось предание, повествующее, что на этом месте находилось другое поселение, гораздо древнее существующих развалин. А дальше идут развалины «императорского» дворца. Видны остатки какого-то сооружения, выходящие из-под воды ступени. Но, честно говоря, не впечатляет. А здесь, продолжает гид, жили сенаторы. Очень некомфортабельно жили, замечу. Тут, объясняют нам, были бани. Здесь — горячая вода, там — холодная. Тоже — не фонтан. Общее впечатление, что на суперэлитный курорт мировой империи острова не тянут. Если не включить на полную мощность воображение.

6. ОТСУТСТВИЕ ДРЕВНИХ НАДПИСЕЙ С ДАТАМИ

Теперь, когда мы вновь возвращаемся в настоящее средневековье, необходимо отметить еще один факт, связанный с человеческой психологией. Факт отсутствия «древних» датировок. Мои собственные поиски не увенчались успехом — на стенах многочисленных соборов, дворцов, церквей висели только таблички с датами в принятой сегодня хронологической системе. Вам сообщают, что этому собору, к примеру, 500 лет. Но табличка прибита только в XIX, либо в XX веке. Наиболее стыдливые пишут, когда табличка появилась. А если кто не пишет, то все равно сразу видно, что табличка — явно чужеродный элемент. Нет никаких старых дат. Даже от руки нацарапанных. Я в Западной Европе так и не нашел ни одного по-настоящему старого сооружения, на стенах которого была бы выбита или выгравирована надпись, аутентичная объявленному году окончания строительства. Нет таких надписей, а гиды очень тактично обходят этот вопрос. Не писали, мол, и все.

Что ж, нам остается только позавидовать моральной твердости наших далеких предков, способных устоять перед мелким бесом тщеславия и воздержаться от
искушения послать весточку в будущее, написав «здесь был Ося» + дата.


7. ПРИМЕРЫ ИЗ МОИХ ВПЕЧАТЛЕНИЙ

1) ИЕРУСАЛИМ. Сразу вспоминаем про крестоносцев, которые его захватили. Есть множество крестов на стенах, оставленных якобы участниками крестовых походов XI–XII веков. Но нигде нет старых дат, проставленных в то же время. Почему-то герцог Готфрид Бульонский не захотел оставить потомкам дату своего триумфа: «Я, Готфрид Бульонский, герцог французский, взял Святой город в год 1099 от Рождества Христова…». Ничего не написал. Никаких сообщений почему-то не оставил. Хотя стены идеально подходят для надписей. Увы — ничего. Хоть бы что-нибудь нацарапали. Пустота. Ни официальных надписей, ни неофициальных.


2) ЛЕОН (ИСПАНИЯ). Город Леон в Испании гордится статусом древней столицы кастильского королевства. В начальный период Реконкисты, до «освобождения» центральных областей Испании и переноса столицы в Толедо, там якобы была столица. Соответственно, был дворец, про который вам расскажут, показывая масштабное полотно в городской ратуше, изображающее пышную церемонию королевского приема, не понятно, правда, кем и когда нарисованное. Судя по всему, здесь были самые могущественные короли Иберийского полуострова. Но от дворца не осталось даже руин. Более того, где был расположен дворец — неизвестно.

Предположительно, на его развалинах построили в XIII–XIV веках католический кафедральный собор. А дворец, говорят, сгорел.Это часто бывает. Когда что-то трудно объяснить — появляется пожар. (Вспомним страшный пожар, нанесший непоправимый ущерб «Древнему миру».) Но неужели, дворец почитался таким источником святости, что лучшего места в городе для строительства кафедрального собора не нашлось? Величественное здание собора и изумительные цветные витражи, между прочим, прекрасно сохранились.

3) КОРЧУЛА (ОСТРОВ В ХОРВАТСКОЙ АДРИАТИКЕ). Живописнейшее место совсем недалеко от Дубровника. Старый город возник внутри крепости, которая могла появиться не раньше середины XVI века, в эпоху более или менее развитой артиллерии. Дело в том, что крепость находится прямо против полуострова и имеет бойницы, а такое расположение имело смысл только для того, чтобы отгонять пушечными ядрами корабли, которые хотят высадиться на материке. Главная достопримечательность острова — кафедральный собор, официально отнесенный к XV веку. Я сразу ринулся искать старые надписи, но таковых не было и в помине. Все, что вам предлагают — это надписи XX века, времен Иосипа Броз Тито, рассказывающие, что вот здесь, 500 лет назад было то-то и то-то. Надписи подробные, но все — времен Тито.

Явно древнее этого собора маленькая церквушка, метрах в 50. Туда почти никто не заходит, я оказался единственным посетителем. Ничего особенного в ней нет. Стоят каменные изваяния апостолов и евангелистов. С первого взгляда что-то показалось не так. После внимательного осмотра выяснилось, что отсутствуют апостол Павел и святой Иоанн. Причем не то, чтобы их статуи были, но потом куда-то исчезли. Нет, весь ряд статуй (в виде подковы) заполнен полностью. Никаких «дырок» в этом ряду нет. Так было задумано с самого начала. Как могло такое произойти в Хорватии, в правоверной католической стране? Но не стоит, грешным делом, подозревать средневековых хорватов в святотатстве. Скорее всего, добрые христиане на Адриатике не успели в XVI веке получить четкие инструкции из Рима об утверждении «общепринятого канона». Мне кажется важным, что отсутствуют именно Павел и Иоанн — по официальной истории церкви, самые нетрадиционные фигуры, вызывавшие наибольшие споры среди разных течений в раннем христианстве.

4) КОЛЬМАР (ЭЛЬЗАС, ФРАНЦИЯ). Запомнилось мне и недавнее посещение кафедрального собора в Кольмаре. Как и весь Эльзас, этот городок был предметом постоянного спора между Францией и Германией и часто переходил из рук в руки. С окончания Первой мировой войны — это Франция, хотя следы немецкого влияния ощущаются до сих пор. По сведениям из туристского путеводителя, в кафедральном соборе три уровня. Начинается вроде бы с VI–VIII веков, и далее — до его реконструкции, где-то уже в XV–XVI веках. Видимо, XV–XVI века и есть реальная дата его построения. Ищу, как всегда, старые надписи или даты. Никаких дат вроде нет, а есть только рассказ гида о том, как и когда построен собор. Эта форма — самая древняя, эта форма — средняя, а это — новейшая форма. Вот так собор менялся, здесь достроили стены…

И вдруг я вижу надпись и мгновенно понимаю, что она и есть единственный старинный артефакт в этом соборе, заслуживающий самого пристального внимания. Надпись плохо видна, но тем не менее понятно, что сделана она на трех языках. Первый, разумеется, — латинский, а вот использование двух других языков вызвало у меня изумление, потому что это были греческий и иврит. Греческий и иврит в католическом соборе?! Даже если в то время город находился под контролем гугенотов, сути дела это принципиально не меняет. Кальвинисты также, не жалея сил, боролись с православной «ересью» и «жидами».

Мои назойливые расспросы подвигли городского архивариуса заняться таинственной надписью. Итогом его изысканий стала статья в местной газете, которая рассказала о страшной эпидемии холеры в 1541 году, выкосившей чуть ли не половину населения Кольмара. Надпись в главной церкви должна была напоминать о страшной трагедии, постигшей город. Что касается греческого и иврита, то, по мнению автора статьи, использование этих «нетрадиционных» языков считалось в те времена признаком хорошего тона и особой образованности в среде интеллектуалов и гуманистов. Поразительная терпимость для Европы середины XVI века, находящейся, по официальной хронологии, на пороге кровавых религиозных войн!

Небезынтересно, что пространные рассуждения на страницах газеты обошлись без дословного перевода рассматриваемой надписи на современный французский! Кроме того, в статье проигнорирована еще одна примечательная нестыковка. Полагаю, что надпись такого значения, выбитая на стене кафедрального собора, должна была быть понятна простым горожанам. Тогда позволительно спросить: на каком из перечисленных языков могло понять в то время этот текст местное франко-германское население?! Вы не ошиблись, предположив, что многие из поставленных мной вопросов уже попадали в поле зрения историков и философов. Однако все подобные обсуждения сводились в конечном счете к попыткам объяснить, иногда весьма неуклюже, сомнительные моменты и нестыковки в традиционных исторических версиях.

Так, выдающийся немецкий философ XX века Освальд Шпенглер в своем знаменитом труде «Закат Европы» посвятил целую главу «О смысле чисел» доказательствам того, что древние математики были в состоянии решать поставленные сложнейшие проблемы при отсутствии соответствующей цифровой символики. Десятки страниц громоздких рассуждений посвящены выведению особой сущности античной математики, являвшейся, по утверждению Шпенглера, высшей формой гармонии господствующего мироощущения той эпохи. Вырванная из породившей ее системы координат математика Древнего Египта или Древней Греции неизбежно теряют осмысленность, и поэтому понимание одних и тех же истин приходило к современным ученым и их далеким предшественникам принципиально различными способами. Цитирую: «Будь математика просто наукой, как астрономия или минералогия (! — Г.К.), ее предмет поддавался бы определению…

Как бы насильственно ни прилагали мы, западноевропейцы, наше научное понятие числа к

тому, что занимало математиков в Афинах и Багдаде, остается несомненным, что тема, цель и метод одноименной науки там были совершенно иными» или «Они (Евдокс, Апполоний, Архимед. — Г.К.) пользуются глубоко продуманными и труднодоступными для нас методами интегрального исчисления (! — Г.К.), имеющими лишь мнимое сходство с методом определенного интеграла Лейбница…» И далее в том же духе. В особо трудных местах Шпенглер апеллировал к сакральному и мистическому смыслу, придаваемому числам в древности, уводя тем самым проблему в иррациональную сферу восприятия. Понятно, что подобная метафизическая алхимия лишает вопрос о том, в какой системе расчетов решались теоретические и прикладные задачи древней науки, всякого смысла. Верить или не верить в возможность построения величественных памятников «древности» из «общих соображений», без проведения многократно выверенных математических вычислений, зависит, на мой взгляд, от способности преодолевать укоренившиеся предрассудки.

Очень важно отметить, что глобальная историко-философская концепция Шпенглера, изложенная в «Закате Европы», претендует на выявление скрытого механизма развития человеческого общества. На базе имеющегося у него фактического материала немецкий философ вывел цикличность возникновения и распада разных, не связанных между собой цивилизаций. Накопление определенного духовного, научного и политического потенциала, доказывал Шпенглер, неизбежно приводят любую цивилизацию к стагнации, а затем и гибели.

В соответствии с жестким параллелизмом его концепции Европа, вступившая в полосу постоянных катаклизмов (книга вышла в свет в 1918 году), обречена в ближайшем будущем повторить печальную участь всех «древних Атлантид». Мрачные предсказания в отношении перспектив европейской цивилизации, бывшие неотъемлемой частью духовных исканий западной интеллектуальной элиты, воплощались в блистательных литературных и поэтических образах. Не миновала и нас чаща сия: «Не так ли ты, о европейский мир, Когда-то пламенных мечтателей кумир, К могиле клонишься бесславной головою…» (М.Ю. Лермонтов «Умирающий гладиатор»). Но Шпенглер первым облек свои пессимистические прогнозы в строго научную форму. По всем сравнительным критериям, педантично подобранным из «прошлого опыта человечества», Европа по окончанию Первой мировой войны подошла к границе развития, за которой чернела пустота распада.

Сегодня мы знаем, что Шпенглер грубо ошибся — европейская цивилизация (к коей, безусловно, относятся и США) сумела пережить кошмары двух истребительных войн, череду экономических кризисов, массовые социальные беспорядки и в конечном итоге закрепила свою роль основного двигателя общечеловеческого прогресса. Вполне правомерно предположить, что весь аналитический метод, предложенный Шпенглером, оказался в корне порочным. Излишне упрощенные научные схемы зачастую не выдерживают столкновения с окружающей действительностью. По иронии судьбы, в потенциальном споре этот вывод относительно шпенглеровской концепции, скорее всего, будет активно поддержан теми, кто воспитывался, а впоследствии и сам учил, опираясь на догмы марксистского исторического материализма. Но с не меньшим основанием можно утверждать, что блестящий ум пришел к неверным выводам в результате бесплодных блужданий в лабиринтах фиктивного исторического материала.

Впрочем, привычные для нас исторические шаблоны и стереотипы можно сохранить, изменив всего-навсего угол обзора. Во многих направлениях идеалистической философии реальность происходящих или произошедших событий проверяется только через мироощущение каждого конкретного индивидуума. При таком раскладе точка зрения абсолютного большинства является самодостаточным доказательством правильности общепринятой хронологии. Юм и Шопенгауэр вообще сочли бы иной подход лишенным всякого смысла.

Хотя при этом придется считаться с тем, что большинство людей предпочитает знакомиться с прошлым в кинотеатрах или у телевизионного экрана. Для них реальностью становятся голливудские версии знаменательных исторических событий. Братья Гракхи были современниками Красса и Помпея, а король Артур располагал огромной армией закованных в броню рыцарей — тысячекратно повторенные на бесчисленных кино — и видеопросмотрах, эти «исторические факты» неизбежно становятся неотъемлемой частью общественного сознания. Тема, неважно освещенная в научной фантастике, — преломление и изменение прошлого под воздействием массовых галлюцинаций толпы.

На каком основании люди сегодня убивают друг друга в этнических конфликтах? Почему убивают друг друга на Балканах? В основе, скорее всего, мифическая битва, которая состоялась 600 лет назад. Мифы сегодня убивают людей, потому миф, в который верят люди, несет колоссальную разрушительную силу.

Вопрос, который мне задают чаще всего: «Неужели действительно кто-то сознательно фальсифицировал историю, положил начало этой грандиозной мистификации?» Что тут сказать? Человека всегда настораживает, когда появляются идеи о масштабной фальсификации. Действительно, в голове не укладывается, как можно сфальсифицировать столько источников? И для чего это надо было делать?

Наша версия звучит таким образом. Мы считаем, что человеческая история гораздо короче. Ее реальное начало сейчас датировать трудно, оно может служить временным ориентиром, которым, с нашей точки зрения, является рождение и распятие Христа, потому что оно четко соотносится с крупнейшим астрономическим событием — образованием Крабовидной туманности в результате вспышки сверхновой звезды в 1054 году в созвездии Тельца. То была Вифлеемская звезда, которая взошла на востоке. Это почти наверняка правильная дата — рождение Христа, а жизнь его проходит в городе, который имел много названий: Троя, Иерусалим, Константинополь. То есть сегодняшний Стамбул, первая столица империи. Город, действительно находящийся на перекрестке многих торговых путей. Почти на всех средневековых картах Иерусалим расположен на стыке трех континентов. Какой город находится на стыке трех континентов, если посмотреть на современную карту?

Библейский ландшафт очень четко соответствует сегодняшнему городу, который мы знаем как Стамбул.

Чаще всего меня спрашивают, как физически возможно подделать огромное количество древних документов, разных и по содержанию и по написанию, это огромный объем работы. На самом деле он гораздо меньше, чем кажется. Но эта работа заняла не один и не два года. Примерно с конца XVI до конца XVIII века. Этот процесс шел очень активно. В России он завершился в начале XIX века с выходом труда Карамзина после «восстания Пугачева». Эта и многие другие темы XVIII века в русской истории показывают, что в школах преподают совершеннейшую глупость, которая полностью отличается от той реальной истории, которая происходила в XVIII веке. Можно, конечно, игнорировать Британскую энциклопедию, в то время как источников XVII–XVIII веков, дающих нам правдивую информацию, на основании которой можно составить подлинную картину, очень и очень мало. За 200 лет можно написать все, что угодно.

Выдержки из книги: ИГОРЬ ДАВИДЕНКО, ЯРОСЛАВ КЕСЛЕР

Tags: фальсификация истории
Subscribe

promo gilliotinus february 18, 2016 07:20 63
Buy for 10 tokens
Доброго времени суток, уважаемый пользователь! Этим постом мы начинаем знакомство с уникальнейшим документом давно минувшей эпохи (название его в заголовке статьи) Сам материал не каждому, возможно, будет "по зубам", но как говорит Спаситель, "царствие Божие достигается…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments