Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

МНОГОКЛЕТОЧНЫЕ ОРГАНИЗМЫ..ОТКУДА ОНИ ПОЯВИЛИСЬ.? (версия - "верь в сие" ))







Американские ученые открыли молекулярный механизм, который, возможно, когда-то давным-давно (около двух миллиардов лет назад) помог одноклеточным животным стать многоклеточными. Были также выяснены причины, побудившие их совершить столь сложное превращение. Согласно проведенным исследованиям, одноклеточных заставила собраться вместе угроза голода.

[НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ..]




До сих пор проблема возникновения многоклеточных организмов из их одноклеточных предшественников является одной из самых интригующих загадок ранней истории жизни на нашей планете. Как мы помним, первые одноклеточные живые организмы известны из отложений, возраст которых 3,9 миллиарда лет (в Гренландии). После чего они спокойно существуют на Земле около двух миллиардов лет, не делая никаких попыток к объединению в многоклеточное существо, и лишь 2,1-1,8 миллиарда лет назад таковые все-таки появляются. Что же заставило наших одноклеточных предков изменить своим привычкам и создать принципиально другой тип организма?

Собственно говоря, древние экосистемы Земли не нуждались в многоклеточных существах. Одноклеточные вполне эффективно поддерживали стабильность круговоротов всех жизненно необходимых веществ, вроде азота, углерода и фосфора. А, как мы помним, именно стабильность этих круговоротов и обеспечивает устойчивость экосистем. Если же экосистемы устойчивы, то и никакая эволюция составляющим ее организмам в принципе не нужна — зачем изобретать что-то новое, когда и так хорошо живется?

Однако на самом деле все, видимо, было не столь безоблачно. Малоразмерные одноклеточные организмы сталкиваются с одной проблемой (на которую впервые обратил внимание отечественный гидробиолог Б. В. Виленкин) — снабжение их биогенными веществами и пищей происходит исключительно за счет диффузии сквозь клеточную оболочку. Это, казалось бы, должно благоприятствовать миниатюризации клеток для того, чтобы максимально увеличить отношение ее поверхности к объему, а не укрупнению организма. Но…

Как показали эксперименты и наблюдения, очень мелкий организм, пассивно паря в толще воды, быстро создает вокруг себя "пустыню" — выедает из непосредственно окружающего его водного слоя все необходимые ему вещества. Кроме того, он еще ударно загрязняет эту "пустыню" своими отходами. На их разложение расходуется весь находящийся рядом кислород, и в итоге данный организм сам себя душит. А далеко уплыть от созданной им самим же "пустыни" он не в состоянии: у него просто не хватает энергии на такое путешествие (он ведь маленький — следовательно, много запасов пищи в него просто не влезет).



Именно "проблема Виленкина" и побудила древних одноклеточных объединяться. Однако какой из факторов был решающим: голод, загрязнение окружающей среды или удушье? И каким именно способом шло формирование многоклеточных организмов? Эти вопросы долго не имели ответов, однако недавно американские биологи смогли вплотную приблизиться к разгадке данной тайны эволюции.

Группа ученых под руководством Дэниэла Дикинсона из Стэнфордского университета (США) исследовали процесс формирования плодового тела у слизевиков Dictyostelium discoideum. Как известно, эти грибоподобные организмы предпочитают существовать в виде отдельных амебовидных клеток. Однако когда этому странному существу не хватает еды, множество отдельных клеток объединяются, чтобы образовать споры и отправить их на поиски более пригодного места обитания.

При этом теперь уже многоклеточный организм формирует вытянутую "ножку", или "стебелек", которая и образует споры. Ну, а сам "стебелек" строится из особой группы клеток, которые, как считали, несут ответственность за образование плодового тела. То есть перед нами в данном случае не классический многоклеточный организм, состоящий из разных тканей, а все-таки очень сложная колония, которую составляют клетки, чьи функции различаются. Однако, как предполагают ученые, именно такая колония и была первым шагом на пути создания настоящей многоклеточности.

Молекулярная структура клеток "стебелька" долгое время оставалась невыясненной. Однако Дикинсону и его коллегам удалось найти в этих клетках плодового тела слизевика два белка, очень похожих на катенины. Напомню, что данные белки играют значительную роль в поляризации клеток у животных. Следует заметить, что поляризация (то есть процесс, при котором у клеток появляются молекулярно-морфологические "перед" и "зад" или "верх" и "низ") является главным процессом в развитии организма и именно с нее начинается образование всякой ткани или органа.



Биологи обнаружили, что у клеток верхушки плодового тела определенные органеллы собраны на одном краю. Это весьма напоминает строение эпителиальной ткани у животных. Далее исследователи выключали два белка — Ddα-катенин и белок Aardvark (второй из белков слизевика, сходных с катенинами) — с помощью различных биохимических методик. В результате слизевик оказался не в состоянии формировать спороносное плодовое тело, а клетки "стебелька" перестали быть поляризованными. Также выяснилось, что клетки с выключенными белками оказались неспособными выделять целлюлозу и прочие экспортные вещества, на которых и можно было "строить" спороносную ножку.


Получается, что именно катенины помогают слизевику Dictyostelium discoideum сформировать многоклеточный организм из ряда амебовидных клеток. Однако давно известно, что эти белки очень древние — их аналоги имеются у многих одноклеточных организмов. Правда, нигде, кроме как у исследованного слизевика, их деятельность не стимулирует образование колоний.


Исследование образования колоний у слизевика позволяет построить эволюционную модель возникновения многоклеточности. По всей видимости, именно голод заставил одноклеточных объединяться в колонии, которым легче было накопить запасы энергии (в виде пищи, разумеется), необходимые для "дальних странствий". При этом деятельность катениноподобных белков, вызывающая поляризацию клеток, создала специализированные структуры (вроде ножки тех же самых слизевиков), которые помогали всему этому сообществу держаться вместе и не распадаться.

Такие колонии уже могли успешно конкурировать с одноклеточными организмами, посколькуконтролировали большую территорию, чем одиночные организмы. Однако сначала эти образования, судя по всему, были временными (как и у вышеупомянутого Dictyostelium discoideum). И все потому, что свободного кислорода на Земле тогда было маловато — меньше одного процента от

современной концентрации. При такой концентрации этого полезного газа существование многоклеточных организмов невозможно по чисто физиологическим причинам — диффузионный способ поглощения кислорода не позволяет равномерно распределять его между всеми клетками колонии.

Однако, примерно 1,5 миллиарда лет назад, благодаря деятельности фотосинтетических организмов этот рубеж, называемый точкой Пастера, оказался пройден — концентрация кислорода составила тот самый один процент от нынешнего. В результате колонии стали более-менее постоянными, а дифференцировка клеток, которая стала возможной благодаря наличию катенинов, превратила их в настоящие организмы, состоящие из тканей. С тех пор именно многоклеточные стали доминировать в экосистемах Земли (чем они, собственно говоря, и по сей день занимаются). А одноклеточным пришлось довольствоваться теми нишами, которые не привлекали многоклеточных.

Недавнее исследование американцев подтвердило один из важнейших эволюционных законов — все основные преобразования живых существ осуществляются на базе уже существующих систем, которые при изменении условий просто начинают функционировать несколько по-новому. Так и для образования многоклеточного тела организмам вовсе не нужно было изобретать что-то новое, а следовало лишь применить имеющийся арсенал средств (в виде катенинов). И, судя по тому, что мы с вами состоим из множества разнообразных клеток, тогда, два миллиарда лет назад, они сделали это весьма успешно…


Автор - Антон Евсеев

promo gilliotinus february 18, 2016 07:20 63
Buy for 10 tokens
Доброго времени суток, уважаемый пользователь! Этим постом мы начинаем знакомство с уникальнейшим документом давно минувшей эпохи (название его в заголовке статьи) Сам материал не каждому, возможно, будет "по зубам", но как говорит Спаситель, "царствие Божие достигается…

УЧЕБНИК ОФИЦЕРОВ ЦАРСКОЙ АРМИИ 1897г. (часть 3) жизнь на ЮПИТЕРЕ, САТУРНЕ, УРАНЕ, НЕПТУНЕ.

Читать сначала - http://gilliotinus.livejournal.com/101185.html
Предыдущий пост - http://gilliotinus.livejournal.com/101569.html



[НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ..]          















                                              ПОДОЛЖЕНИЕ http://gilliotinus.livejournal.com/102918.html

УЧЕБНИК ОФИЦЕРОВ ЦАРСКОЙ АРМИИ 1897г. (часть 2) Жизнь на ЗЕМЛЕ и МАРСЕ..

читать предыдущий пост, о жизни на Венере - http://gilliotinus.livejournal.com/101185.html





Вот так, безо всяких там "куриозных" американских марсоходов,
     и "морсеанских" фотошопоснимков (сделанных в пустынях Невады)
              повествует нам о жизни на Марсе изследуемый учебник.


Этим постом мы продолжаем знакомство с учебником для царских офицеров.Не секрет что в дошедших до нас документах той эпохи все фальсифицировано, изкажено, недоговорено или подменено официальной историей..Однако же стоит заметить, что все эти козни есть фильтр, сито, служащее для отбора избранных, тех кто жаждет знания.Кому это надо - тот его добудет..Остальным же, тем кто не прилагает усилия, такое знание будет во вред...В таком разсмотрении этого вопроса, мы приходим к неконфликтному пониманию мироустроения выпадаем из дуальности свой-чужой (в парадигме разделяй и властвуй) и приходим к пониманию благоустроения мира, даже в самых негативных его проявлениях.Мы получаем доступ к знанию истинному, отражающему всю его неизчерпаемость и безконечность жизни, а с другой стороны и к осознанию невозможности познания Бога целиком и полностью, что обеспечивает возможность непрестанного совершенствования, для существ самого высшего уровня развития и степени могущества.Потому как сознание находящееся в состояни дуального мировозприятия (плохо-хорошо, свой-чужой и т.д.) ограниченно в своем понимании причинно следственных связей произходящих процессов, ибо все они оканчиваются на точке соприкосновения с мнимым врагом (плохим, ненашим, черным, негативным)
Имеющий же неконфликтное понимание, проникает своим разумом за этот барьер, и причинно-следственные связи, выстрвиваемые им, проникают гораздо дальшее..Следовательно, такой человек обретает сознание уже не просто человека, а где то и прикасается к видению мира Высшим Разумом.Для такого сознания уже не существует добра и зла, плохого или хорошего, для него есть благо - этот залог непрестанного развития и безконечного процесса совершенствования.
(читать о неконфликтном понимании - http://gilliotinus.livejournal.com/89008.html)

[НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ ПРОЧЕСТЬ ДАЛЕЕ..]
 Тем кто прочел первую часть, и начал читать вторую, хочу заметить - обратите внимание, как автор определяет здесь человеческое существо..Он не отождествляет его изключительно с физическим телом, как это определяется современной невежественной наукой.Человеческое существо разсматривается в перспективе жизнии вечной и непрестанного её развития, постоянного возхождения по ступеням совершенства.Этим характеризуется всеблагой и премудрый Божественный план общего развития жизни во вселенной, коей несть числа, как и её проявлениям в различных слоях плотности материальной.От безтелесных духов до алмазных россыпей -все это жизнь,  в различных ея формах и проявлениях.Да и сами гигантские космические объекты как то - планеты и звезды, все это определенные формы жизни.Возможно предположить что все галактики и сама вселенная это те же живые существа, недостижимые для нашего понимания масштаба, но в тоже время часть Бога Всевышнего, такая же как и мы с тобой.А еще можно предположить,что мы с тобой и есть своего рода галактики, либо вселенные, в этом макро и микро космосе.

О жизни на Земле в учебнике написано очень много, и в основном это нравственно-философские разсуждения, страниц этак на 50 с гаком, потому ограничимся описанием механизма перехода души с одной планеты на другую. ну а далее, о жизни на Марсе, запостим весь имеющийся материал..




























Примечания автора блога:
1) Автор книги возможно иногда слишком чувственно описывает некоторые моменты, как то - материал (для постройки домов) чрезвыайно прочный, но легко поддается обработке..Это как? Если он легко поддается обработке, следовательно он мягкий и рыхлый..Тут скореевсего автором не учтены методы обработки и инструменты, изпользуемые для этого..В таком случае это не материал легко поддается обработке а существуют определенные технологии обработки сверхпрочного материала..Ну и в остальном где то так же, всегда необходимо учитывать "пропускную погрешность" (через свое сознание) автора, при передаче им сведений ..Зрим в корень, как говорится!


            ПРОДОЛЖЕНИЕ - http://gilliotinus.livejournal.com/101710.html

УЧЕБНИК ОФИЦЕРОВ ЦАРСКОЙ АРМИИ 1897г. (часть 1) Жизнь на ВЕНЕРЕ..

Доброго времени суток, уважаемый пользователь!
Этим постом мы начинаем знакомство с уникальнейшим документом давно минувшей эпохи (название его в заголовке статьи)

Сам материал не каждому, возможно, будет "по зубам", но как говорит Спаситель, "царствие Божие достигается усилием", да и знание добывается с приложением усилия тоже.Откуда люди 19 века обладали таким знанием - вопрос не праздный, и об этом стоит задуматься..Что знали наши предки, как они пользовались этим знанием, применяли его - тоже тема особая.В дошедших до нас документах той эпохи, все сфальсифицировано, изкажено, недоговорено или подменено официальной историей, потому доверия не вызывает по определению..Добавлю, что все эти козни есть фильтр, сито, служащее для отбора избранных душ, выявления и проявления их способностей, тех кто жаждет и алчет познания.Кому это надо - тот его добудет..Остальным же, тем кто не прилагает усилия, такое знание будет во вред, или безполезно...В таком разсмотрении этого вопроса, мы приходим к неконфликтному пониманию мироустроения (читать о неконфликтном понимании - http://gilliotinus.livejournal.com/89008.html) выпадаем из дуальности свой-чужой (в парадигме разделяй и властвуй) и приходим к пониманию благоустроения мира, даже в самых негативных его проявлениях.


[НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ..]
Особо хочется отметить, что это не бульварное чтиво того времени, это учебник офицеров, потому наше отношение к информации должно быть особое.Ведь если это знал высший командный состав арми, то можно представить себе каким уровнем понимания обладали офицеры, и какие причинно-следственные связи произходящего они могли выстраивать,отслеживая глубину процессов, вносящих изменения в окружающий мир..








                                                                ПРОДОЛЖЕНИЕ  - http://gilliotinus.livejournal.com/101569.html  - жизнь на Земле, Марсе..

РЕВОЛЮЦИЯ, КАК ЭТО БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ..(воспоминания участника событий. Москва, 8-15 ноября) часть 3



[НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ..]


  1. Останавливает юнкерский пост — Берегитесь Тверской! Оба угловых дома — Национальной гостиницы и Городского самоуправления — заняты красногвардейцами. Не дают ни пройти, ни проехать. Всех берут под перекрестный огонь.
    — Ничего. Авось да небось — проедем!











  2. Впереди несется “форд”. Провожаем его глазами. Проскочил. Ни одного выстрела. Пополз и наш грузовик. Равняемся с Тверской. И вдруг... Тах, тах, та-та-тах! Справа, слева, сверху — по противоположной стене защелкали пули. Сжатые в грузовике, мы не можем даже отвечать.

    Моховая. Университет. Мы в безопасности.

    — Кто ранен? — спрашивает капитан.

    Оглядываем друг друга. Все целы.

    — Наше счастье, что они такие стрелки, — цедит сквозь зубы капитан.

    Но с нашим пулеметным автомобилем дело хуже. Его подстрелили. Те пять офицеров, что в нем сидели, выпрыгнув и укрывшись за автомобиль, отстреливаются.

    Нужно идти выручать. Тянемся гуськом вдоль домов. Обстреливаем окна Национальной гостиницы. Там попрятались и умолкли. Бросив автомобиль, возвращаемся с пулеметом и двумя ранеными пулеметчиками.

    Наконец-то появился командующий войсками” полковник Рябцев.

    В небольшой комнате Александровского училища окруженный тесным кольцом возбужденных офицеров, сидит грузный полковник в расстегнутой шинели. Верно, и раздеться ему не дали, обступили. Лицо бледное, опухшее, как от бессонной ночи. Небольшая борода, усы вниз. Весь он рыхлый и лицо рыхлое — немного бабье.

    Вопросы сыплются один за другим и один другого резче.

    — Позвольте узнать, господин полковник, как назвать поведение командующего, который в эту страшную для Москвы минуту скрывается от своих подчиненных и бросает на произвол судьбы весь округе

    Рябцев отвечает спокойно, даже как будто бы сонно:

    — Командующий ни от кого не скрывался. Я не сплю не помню которую ночь. Я все время на ногах. Ничего нет удивительного, что меня не застают в моем кабинете. Необходимость самому непосредственно следить за происходящим вынуждает меня постоянно находиться в движении.

    — Чрезвычайно любопытное поведение. Наблюдать — дело хорошее. Разрешите все же узнать, господин полковник, что нам, вашим подчиненным, делать? Или тоже наблюдать прикажете:

    — Если мне вопросы будут задаваться в подобном тоне, я отвечать не буду, — говорит все так же сонно Рябцев.

    — В каком тоне прикажете с вами говорить, господин полковник, после сдачи Кремля с арсеналом большевикам?.

    Чувствую, как бешено натянута струна — вот-вот оборвется. Десятки горящих глаз впились в полковника. Он сидит опустив глаза, с лицом словно маска — ни одна черта не дрогнет.

    — Я сдал Кремль, ибо считал нужным его сдать. Вы хотите знать почему? Потому что всякое сопротивление полагаю бесполезным кровопролитием. С нашими силами, пожалуй, можно было бы разбить большевиков. Но нашу кровавую победу мы праздновали бы очень недолго. Через несколько дней нас все равно смели бы. Теперь об этом говорить поздно. Помимо меня — кровь уже льется.

    — А не полагаете ли вы, господин полковник, что в некоторых случаях долг нам предписывает скорее принять смерть, чем подчиниться бесчестному врагу? — раздается все тот же сдавленный гневом голос.

    — Вы движимы чувством — я руководствуюсь рассудком. Мгновение тишины, которая прерывается исступленным криком офицера с исказившимся от бешенства лицом:

    — Предатель! Изменник! Пустите меня! Я пушу ему пулю в лоб! Он старается прорваться вперед с револьвером в руке. Лицо Рябцева передергивается.

    — Что ж, стреляйте! Смерти ли нам с вами бояться?

    Офицера хватают за руки и выводят из комнаты. Следом выхожу и я.
    В Москве образовался какой-то комитет, не то “Общественного Спасения”, не то “Общественного Спокойствия”. Он заседает в думе под председательством городского головы Руднева и объединяет собой целый ряд общественных организаций. К нам, как говорят, относится с некоторым недоверием, если не боязнью. Мне передавали — боятся контрреволюции. Сами же выносят резолюции с выражением протеста — всем, всем, всем.

    В училище часто заходят молодые люди с эсеровскими листовками. Из этих листовок мы узнаем невероятные и бодрящие вести:

    “Петропавловская крепость взята обратно верными Временному правительству войсками”.

    “С юга продвигаются казачьи части для поддержки юнкеров”.

    “С запада идут с этой же целью ударные батальоны”. И т. д. и т. д.

    Эти известия, как очень желательные, встречаются полным доверием, а часто и криками “Ура!”. (Увы, потом оказалось, что все это делалось лишь с целью поднять наш дух и вселить неуверенность среди восставших.)

    С каждым часом становится труднее. Все на ногах почти бессменно. Не успеваешь приехать после какого-либо дела, наскоро поесть, как снова раздается команда:

    — Становись!

    Нас бросают то к Москве-реке, то на Пречистенку, то к Никитской, то к Театральной, и так без конца. В ушах звенит от постоянных выстрелов (на улицах выстрелы куда оглушительнее, чем в поле).

    Большевики ловко просачиваются в крепко занятые нами районы. Сегодня сняли двух солдат, стрелявших с крыши Офицерского общества, а оно находится в центре нашего расположения.

    Продвигаться вперед без артиллерии нет возможности. Пришлось бы штурмовать дом за домом.

    Прекрасно скрытые за стенами, большевики обсыпают нас из окон свинцом и гранатами. Время упущено. В первый день, поведи мы решительно наступление, Москва бы осталась за нами. А наша артиллерия... Две пушки на Арбатской площади, направленные в сторону Страстной и выпускающие по десяти снарядов в день.

    У меня от усталости и бессонных ночей опухли ноги. Пришлось распороть сапоги. Нашел чьи-то калоши и теперь шлепаю в них, поминутно теряя то одну, то другую.

    Большевики начали обстрел из пушек. Сначала снаряды рвались лишь на Арбатской площади и по бульварам, потом, очень вскоре, и по всему нашему району. Обстреливают и Кремль. Сердце сжимается смотреть, как над Кремлем разрываются шрапнели.

    Стреляют со Страстной площади, с Кудрина и откуда-то из-за Москвы-реки — тяжелыми (6-дюймовыми).

    Александровское училище, окруженное со всех сторон небоскребами, для гранат недосягаемо. Зато шрапнели непрерывно разрываются над крышей и над окнами верхнего этажа, в котором расположены наши роты. Большая часть стекол перебита.

    Каково общее самочувствие, лучше всего наблюдать за обедом или за чаем, когда все вместе: юнкера, офицеры, студенты и добровольцы-дети.

    Сижу обедаю. Против меня капитан-пулеметчик с перевязанной головой, рядом с ним — гимназист лет двенадцати.

    — Ешь, Володя, больше. А то опять проголодаешься — начнешь просить есть ночью.

    — Не попрошу. Я с собой в карман хлеба заберу, — деловито отвечает мальчик, добирая с тарелки гречневую кашу.

    — Каков мой второй номер, — обращается ко мне капитан, — не правда ли, молодец? Задержки научился устранять, а хладнокровие и выдержка — нам взрослым поучиться. Я его с собою в полк заберу. Поедешь со мною на фронт?

    Мнется. — Ну?

    — Из гимназии выгонят.
    — А как же ты к нам в Александровское удрал? Даже маме ничего не сказал. За это из гимназии не выгонят?

    — Не выгонят. Здесь совсем другое дело. Ведь сами знаете, что совсем другое...

    Лохматый студент в шинели нараспашку кричит другому, тщедушному, сутулому, с лупами на носу:

    — Вася, слышал новость?

    — Нет. Что такое?

    — Ударники к Разумовскому подходят. Сейчас оттуда пробрался один петровец — сам его видел. Говорит, стрельба уже слышна со всем рядом.

    — Врет. Не верю. А впрочем, дай Бог. Скоро ты? Взводный ругаться будет.

    — Вы где, коллега, стоите? — спрашиваю у лохматого.

    — В доме градоначальника. Проклятущее место...

    В столовую входит стройная прапорщица с перевязанной рукой. Кто-то окликает:

    — Оля, вы ранены?

    — Да пустяки. Чуть задело. И не больно совсем. — На лице сдержанная улыбка гордости.














  3. Ко мне подходит прапорщик Гольцев (ученик студии Вахтангова, Гольцев, убит в бою под Екатеринодаром в 1918 году. — С. Э.) — мой однокашник и однополчанин. Подсаживается, рассказывает:

    — Вот вчера мы в грязную историю попали, С.Я.! Получаем приказание с корнетом Дуровым (смертельно ранен на Поварской в живот. — С. Э.) засесть на Никитской в Консерватории. А там какой-то госпиталь. Дело было уже вечером. Подымаемся наверх, а солдаты, бывшие раненые, теперь здоровые и разъевшиеся от безделия, — зверьми на нас смотрят. Поднялись мы на самый верх, вдруг — сюрприз: электричество во всем доме тухнет. И вот в темноте крики: “Бей, товарищи, их!” Это нас то есть. Тьма кромешная, ни зги не видать. Оказывается, негодяи нарочно электричество испортили. В темноте думали с нами справиться. Ошиблись. Темнота-то нам и помогла. Корнет Дуров выстрелил в потолок и кричит: “Кто ко мне подойдет, убью как собаку!” Они, как тараканы, разбежались. Друг от друга шарахаются. Подумай только, какое стадо! Два часа с ними в темноте просидели, пока нас не сменили.

    Ни одной фразы, ни одного слова, указывающего на понижение настроения или веры в успех. Утомление, правда, чувствуется. Сплошь и рядом можно видеть сидя заснувшего юнкера или офицера. И неудивительно — спим только урывками.

    Опять выстраиваемся. Наш взвод идет к генералу Брусилову с письмом, приглашающим его принять командование всеми нашими силами. Брусилов живет в Мансуровском переулке, на Пречистенке.

    Выходим на Арбатскую площадь. Грустно стоят наши две пушки, почти совсем замолкшие. Почти все окна — без стекол. Здесь и там вместо стекол — одеяла.

    Москва гудит от канонады. То и дело над головой шелестит снаряд. Кое-где в стенах зияют бреши раненых домов. Но... жизнь и страх побеждает. У булочных Филиппова и Севастьянова толпятся кухарки и дворники с кошелками. При каждом разрыве или свисте снаряда кухарки крестятся, некоторые приседают.

    Сворачиваем на Пречистенский бульвар и тянемся гуськом вдоль домов. С поворота к храму Христа Спасителя обстановка меняется. Откуда-то нас обстреливают. Но откуда? Впечатление такое, что из занятых нами кварталов. Над штабом Московского округа непрерывно разрываются шрапнели.

    Идем по Сивцеву Вражку. Ни единого прохожего. Изредка — дозоры юнкеров. И здесь то и дело по стенам щелкают пули. Стреляют, видно, с дальних чердаков.

    На углу Власьевского из высокого белого дома выходят несколько барышень с подносами, полными всякой снедью:

    — Пожалуйста, господа, покушайте!

    — Что вы, уходите скорее! До еды ли тут?

    Но у барышень так разочарованно вытягиваются лица, что мы не можем отказаться. Нас угощают кашей с маслом, бутербродами и даже конфетами. Напоследок раздают папиросы. Мы дружно благодарим.

    — Не нас благодарите, а весь дом 3. Мы самообложились и никого из вас не пропускаем, не накормив.

    Над головой прошелестел снаряд.

    — Идите скорее домой!

    — Что вы! Мы привыкли.

    Прощаемся с барышнями и двигаемся дальше.

    Пречистенка. Бухают снаряды. Чаще щелкают пули по домам. Заходим в какой-то двор и ждем, чем кончатся переговоры с Брусиловым. Все уверены, что он станет во главе нас.

    Ждем довольно долго — около часу. И здесь, как из дома 3, нам выносят еду. Несмотря на сытость, едим, чтобы не обидеть. Наконец возвращаются от Брусилова.

    — Ну что, как?

    — Отказался по болезни.
    Тяжелое молчание в ответ.

    Мне шепотом передают, что патроны на исходе. И все передают эту новость шепотом, хотя и до этого было ясно, что патроны кончаются. Их начали выдавать по десяти на каждого в сутки. Наши пулеметы начинают затихать. Противник же обнаглел как никогда. Нет, кажется, чердака, с которого бы нас не обстреливали. Училищный лазарет уже не может вместить раненых. Окрестные лазареты также начинают заполняться.

    После перестрелки у Никитских Ворот вернулся в училище в последней усталости. Голова не просто болит, а разрывается. Иду в спальню. За три койки от моей группа офицеров рассматривает ручную гранату. Ложусь отдохнуть. Перед сном закуриваю папиросу.

    Вдруг рядом, у группы офицеров, раздается характерное шипение, затем крики и топот бегущих ног. В одно мгновение, не соображая ни того, что случилось, ни того, что делаю, валюсь на пол и закрываю уши ладонями.

    Оглушительный взрыв. Меня обдает горячим воздухом, щепками и дымом и отбрасывает в сторону. Звон стекол. Чей-то страшный крик и стоны. Вскакиваю. За две койки от меня корчится в крови юнкер. Чуть поодаль лежит раненный в ногу капитан. Оказывается, раненный в ногу капитан показывал офицерам обращение с ручной гранатой. Он не заметил, что боек спущен, и вставил капсюль. Капсюль горит три секунды. Если бы капитан не растерялся, он мог бы успеть вынуть капсюль и отшвырнуть его в сторону. Вместо этого он бросил гранату под койку. А на койке спал только что вернувшийся из караула юнкер. В растерзанную спину несчастного вонзились комья волос из матраса.

    Юнкера, уже переставшего стонать, выносят на носилках. Следом за ним несут капитана. Через полчаса юнкер умер.

    Оставлено градоначальство. Там отсиживались студенты, окруженные со всех сторон большевиками. Большие потери убитыми.

    Наша рота, во главе с полковником Дорофеевым, идет спасать Комитет общественного спасения, заседающий в городской думе. Там же находится и последний представитель Временного правительства — Прокопович. У нас отношение к Комитету недоброжелательное. Мы с самого начала чуяли с его стороны недоверие к нам.

    Около городской думы со всех крыш стреляют. Мы отвечаем. Из думы торопливо выходит несколько штатских. Окружаем их и в молчании возвращаемся в училище.

    Вечер. Снаряжают безумную экспедицию за патронами к Симонову монастырю. Там артиллерийские склады.

    С большевистскими документами отправляются на грузовике молодой князь Д. и несколько кадетов, переодетых рабочими. Напряженно ждем их возвращения. Им нужно проехать много верст, занятых большевиками. Ждем...

    ...Проходит час, другой. Крики:

    — Едут! Приехали!

    К подъезду училища медленно подкатывает грузовик, заваленный патронными ящиками.

    Приехавших восторженно окружают. Кричат “Ура!”. Они рассказывают:

    “Самое гадкое было встретиться с первыми большевистскими постами. Окликают нас:

    — Кто едет? Стой!

    — Свои, товарищи! Так вас перетак.

    — Стой! Что пропуск?

    — Какой там пропуск! Так вас перетак! В Драгомирове юнкеря наступают, мы без патронов сидим, а вы с пропуском пристаете! Так вас и так!

    — Ну ладно. Чего кричите? Езжайте!

    Мы припустили машину. Не тут-то было. Проехали два квартала — опять крики:

    — Стой! Кто едет?

    И так все время. Ну и чертова же прорва красногвардейцев всюду! Наконец добрались до складов. Как въехали во двор, сейчас же ругаться последними словами.

    — Кто тут заведующий? Куда он провалился? Мы на него в Совет пожалуемся! На нас юнкеря наступают, а здесь никого не дозовешься!

    Летит заведующий:

    — Что вы волнуетесь, товарищи?

    — Как тут не волноваться с вами? Дозваться никого нельзя. Зовите там кто у вас есть, чтобы грузили скорее патроны! Юнкеря на нас стеной идут, а вы патронов не присылаете!

    — А требование у вас, товарищи, есть?

    — Во время боя, когда на нас юнкеря стеной прут, мы вам будем требования составлять! Пороха не нюхали, да нам все дело портите! Почему, так вас перетак, патроны не доставлены?

    Заведующий совсем растерялся. Еще сам же нам патроны грузить помогал. Нагрузили мы и обратно тем же путем направились. Нас всюду уж как знакомых встречали. Больше уж не приставали...”

    Настроение после прибытия патронов сразу подымается.













  1. Позже приходят тревожные вести об Алексеевском училище. Оно находится в другом конце города, в Лефортове. Говорят, все здание снесено большевистской артиллерией.

    Спешно посылаем патроны на телефонную станцию. Несчастные юнкера, сидящие там в карауле, не могут отстреливаться от наседающих на них красногвардейцев.

    Прибыл какой-то таинственный прапорщик — горбоносый, черный как смоль брюнет. Называет себя командиром М-ого ударного батальона и бывшим не то адъютантом, не то товарищем военного министра Керенского.

    Говорит, что через несколько часов к нам на помощь должны прийти ударники. Он будто бы выехал вперед. К нему относятся подозрительно. Он же, словно не замечая, держит себя чрезвычайно развязно.

    Только что прорвался с телефонной станции юнкер. Оказывается, патроны, которые им присланы, — учебные, вместо пуль — пыжи.

    — Если нам сейчас же не будут высланы патроны и поддержка — мы погибли.

    При вскрытии ящиков обнаруживается, что три четверти привезенных патронов — учебные.

    Горбоносый прапорщик не наврал. С вокзала прибывают поодиночке солдаты-ударники. Молодец к молодцу. Каждый притаскивает с собой по пулеметной ленте, набитой патронами.

    — Батальоном пробиться никак невозможно было. Мы порешили так — поодиночке.

    Просятся в бой. Их набралось несколько десятков.

    С каждым часом хуже. Наши пулеметы почти умолкли. Сейчас вернулись со Смоленского рынка. Мы потеряли еще одного.

    Теперь выясняется, что помощи ждать неоткуда. Мы предоставлены самим себе. Но никто, как по уговору, не говорит о безнадежности положения. Ведут себя так, словно в конечном успехе и сомневаться нельзя. А вместе с тем ясно, что не сегодня завтра мы будем уничтожены. И все, конечно, это чувствуют.

    Для чего-то всех офицеров спешно сзывают в актовый зал. Иду. Зал уже полон. В дверях толпятся юнкера. В центре — стол. Вокруг него несколько штатских — те, которых мы вели из городской думы. На лицах собравшихся — мучительное и недоброе ожидание.

    На стол взбирается один из штатских.

    — Кто это? — спрашиваю.

    — Министр Прокопович.

    — Господа! — начинает он срывающимся голосом. — Вы офицеры и от вас нечего скрывать правды. Положение наше безнадежно. Помощи ждать неоткуда. Патронов и снарядов нет. Каждый час приносит новые жертвы. Дальнейшее сопротивление грубой силе — бесполезно. Взвесив серьезно эти обстоятельства, Комитет общественной безопасности подписал сейчас условия сдачи. Условия таковы. Офицерам сохраняется присвоенное им оружие. Юнкерам оставляется лишь то оружие, которое необходимо им для занятий. Всем гарантируется абсолютная безопасность. Эти условия вступают в силу с момента подписания. Представитель большевиков обязался прекратить обстрел занятых нами районов, с тем чтобы мы немедленно приступили к стягиванию наших сил.

    В ответ тягостная тишина. Чей-то резкий голос:

    — Кто вас уполномочил подписать условия капитуляции?

    — Я член Временного правительства.

    — И вы, как член Временного правительства, считаете возможным прекратить борьбу с большевиками? Сдаться на волю победителей?

    — Я не считаю возможным продолжать бесполезную бойню, — взволнованно отвечает Прокопович.

    Исступленные крики:

    — Позор! Опять предательство. Они только сдаваться умеют! Они не смели за нас подписывать! Мы не сдадимся!

    Прокопович стоит с опущенной головой. Вперед выходит молодой полковник, георгиевский кавалер Хованский (убит в 1918 году в Добровольческой армии. — С. Э.).

    — Господа! Я беру смелость говорить от вашего имени. Никакой сдачи быть не может! Если угодно — вы, не бывшие с нами и не сражавшиеся, вы, подписавшие этот позорный документ, вы можете сдаться. Я же, как и большинство здесь присутствующих, — я лучше пущу себе пулю в лоб, чем сдамся врагам, которых считаю предателями Родины. Я только что говорил с полковником Дорофеевым. Отдано приказание расчистить путь к Брянскому вокзалу. Драгомиловский мост уже в наших руках. Мы займем эшелоны и будем продвигаться на юг, к казакам, чтобы там собрать силы для дальнейшей борьбы с предателями. Итак, предлагаю разделиться на две части. Одна сдается большевикам, другая прорывается на Дон с оружием.

    Речь полковника встречается ревом восторга и криками:

    — На Дон! Долой сдачу!

    Но недолго длится возбуждение. Следом за молодым полковником говорит другой, постарше и менее взрачный:

    —Я знаю, господа, то, что вы от меня услышите, вам не понравится и, может быть, даже покажется неблагородным и низменным. Поверьте только, что мною руководит не страх. Нет, смерти я не боюсь. Я хочу лишь одного: чтобы смерть моя принесла пользу, а не вред Родине. Скажу больше — я призываю вас к труднейшему подвигу. Труднейшему, потому что он связан с компромиссом. Вам сейчас предлагали прорываться к Брянскому вокзалу. Предупреждаю вас — из десяти до вокзала прорвется один. И это в лучшем случае! Десятая часть оставшихся в живых и сумевшая захватить железнодорожные составы, до Дона, конечно, не доберется. Дорогой будут разобраны пути или подорваны мосты, и прорывающимся придется, где-то далеко от Москвы, либо сдаться озверевшим большевикам и быть перебитыми, либо всем погибнуть в неравном бою. Не забудьте, что и патронов у нас нет. Поэтому я считаю, что нам ничего не остается, как положить оружие. Здесь, в Москве, нам и защищать-то некого. Последний член Временного правительства склонил перед большевиками голову. Но, — полковник повышает голос, — я знаю также, что все находящиеся здесь — уцелеем или нет, не знаю — приложат всю энергию, чтобы пробираться одиночками на Дон, если там собираются силы для спасения России.

    Полковник кончил. Одни кричат:

    — Пробиваться на Дон всем вместе! Нам нельзя разбиваться!

    Другие молчат, но, видно, соглашаются не с первым, а со вторым полковником.

    Я понял, что нить, которая нас крепко привязывала одного к другому, — порвана и что каждый снова предоставлен самому себе.

    Ко мне подходит прапорщик Гольцев. Губы сжаты. Смотрит серьезно и спокойно.

    — Ну что, Сережа, на Дон?

    — На Дон, — отвечаю я.

    Он протягивает мне руку, и мы обмениваемся рукопожатием, самым крепким рукопожатием за мою жизнь.

    Впереди был Дон.

    Иду в последний ночной караул. Ружейная стрельба все такая же ожесточенная. Пушки же стихли.

    И потому, что я знаю, что этот караул последний, и потому, что я живу уже не Москвой, а будущим Доном — меня охватывает страх. Я ловлю себя на том, что пригибаю голову от свиста пуль. За темными окнами чудится притаившийся враг. Я иду крадучись, вытирая плечом штукатурку стен.

    Началось стягивание в училище наших сил. Один за другим снимаются караулы. У юнкеров хмурые лица. Никто не смотрит в глаза. Собирают пулеметы, винтовки.

    Скорей бы!

    Из соседних лазаретов сбегаются раненые:

    — Ради Бога, не бросайте! Солдаты обещают нас растерзать!

    ...Не бросайте! Когда мы уже не сила и через несколько часов сами будем растерзаны!

    Оставлен Кремль. При сдаче был заколот штыками мой командир полка — полковник Пекарский, так недавно еще бравший Кремль.

    Перед училищем толпа. Это — родные юнкеров и офицеров. Кричат нам в окна. Справляются об участи близких. В коридоре встречаю скульптора Б-аго.

    — Вы как сюда попали?

    — Разыскиваю тело брата. Убит в градоначальстве.

    Училище оцеплено большевиками. Все выходы заняты. Перед училищем расхаживают красногвардейцы, обвешанные ручными гранатами и пулеметными лентами, солдаты...

    Когда кто-либо из нас приближается к окну — снизу несется площадная брань, угрозы, показываются кулаки, прицеливаются в наши окна винтовками.

    У одного из окон вижу стоящего горбоносого прапорщика — того, что был адъютантом или товарищем Керенского. Со странной усмешкой показывает мне на гудящих внизу большевиков:

    — Вы думаете, кто-нибудь из нас выйдет отсюда живым?

    — Думаю, что да, — говорю я, хотя ясно знаю, что нет.

    — Помяните мои слова — все мы можем числить себя уже небесными жителями.

    Круто повернувшись и что-то насвистывая, отходит.

    Внизу, в канцелярии училища, всем офицерам выдают заготовленные ранее комендантом отпуска на две недели. Выплачивают жалованье за месяц вперед. Предлагают сдавать револьверы и шашки.

    — Все равно, господа, отберут. А так есть надежда гуртом отстоять. Получите уже у большевиков.

    Своего револьвера я не сдаю, а прячу так глубоко, что, верно, и до сих пор лежит ненайденным в недрах Александровского училища.

    Глубокий вечер. Одни слоняются без дела из залы в залу, другие спят — на полу, на койках, на столах. Ждут с минуты на минуту прихода каких-то главных большевиков, чтобы покончить с нами. Передают, что из желания избежать возможного кровопролития вызваны к училищу особо благонадежные части. Никто не верит, что таковые могут найтись.

    Когда это было? Утром, вечером, ночью, днем? Кажется, были сумерки, а может быть, просто все казалось сумеречным.

    Брожу по смутным помрачневшим спальням. Томление и ожидание на всех лицах. Глаза избегают встреч, уста — слов. Случайно захожу в актовый зал. Там полно юнкеров. Опять собрание? Нет. Седенький батюшка что-то говорит. Внимательно, строго, вдохновенно слушают. А слова простые и о простых, с детства знакомых вещах: о долге, о смирении, о жертве. Но как звучат эти слова по-новому! Словно вымытые, сияют, греют, жгут.

    Панихида по павшим. Потрескивает воск, склонились стриженые головы. А когда опустились на колени и юнкерский хор начал взывать об упокоении павших со святыми, как щедро и легко полились слезы, прорвались! Надгробное рыдание не над сотней павших, над всей Россией.

    Напутственный молебен. Расходимся.


    Встречаю на лестнице Г-ева.











  2. — Пора удирать, Сережа, — говорит он решительно. — Я сдаваться этой сволочи не хочу. Нужно переодеться. Идем.

    Рыскаем по всему училищу в поисках подходящей одежды. Наконец находим у ротного каптенармуса два рабочих полушубка, солдатские папахи, а я, кроме того, невероятных размеров сапоги. Торопливо переодеваемся, выпускаем из-под папах чубы.

    Идем к выходной двери.

    У дверей красногвардейцы с винтовками никого не выпускают. Я нагло берусь за дверную ручку.

    — Стой! Ты кто такой? — Подозрительно осматривают.

    — Да это свой, кажись, — говорит другой красногвардеец.

    — Морда юнкерская! — возражает первый. Но, видно, и он в сомнении, потому что открывает дверь и дает мне выйти. Секунда... и я на Арбатской площади.

    Следом выходит и Гольцев.

    Конец воспоминаний

                ЧИТАТЬ СНАЧАЛА -
    http://gilliotinus.livejournal.com/96135.html





Шемшук.Вебинар.Школа жрецов.Обучение за деньги..Как из полного дебила за плату сделать жреца?

Недавно по предварительной записи отучаствовал в вебинаре Шемшука (знаете наверное кто таков) В свое время и вообще -
много почерпнул у этого интернет-пророка и прогрессора.Но вот нынешний вебинар к сожалению поверг меня в глубочайшее
уныние..Новых знаний. увы, Шемшук давать не стал, то ли нет их (канал перекрыли) то ли нельзя (запретили) В любом случае -
пережеванное сто раз и испражненное не менее равное количество раз инфо-продовольствие никакой ценности не имело,
и более того - Шемшук нажевал такой удручающей инфы. что повеситься страшно - за гробом бардак еще хуже чем здесь..
Говоря о том что нельзя пользователю подавать безысходную картину - он программирует матрицу, сам накидал такого что
повторяться не стану.Основная концепция - пришлые (а они есть, и рулят) всемогущи, и бороться с ними ты не моги -
безполезно (тока если по Шемшуку, его платной школе) То бишь победить их можно только силой, отучившись у Шемшука.
естественно небезплатно.



Да простит мне мою язву и иронию тот немногий пользователь, читающий мой скромный бложек, но обладая знаниями помимо
Шемшука, у меня есть выходы на наших проявителей, оживителей, и первородов. которые клали на пришлых, и никакой борьбы с
ними не надо вести - ныне юрисдикция разпределяется по категориям, и все разруливается мирно, воевать уже не надо, времена
прошли такие..(кому интересно - http://my.mail.ru/community/blog_yriar00/journal) теперь все упорядочивается и возвращается на
круги своя, можно встать на путь возрождения своей личности при помощи высших сил, своего высшего разума.Но это безплатно,
по типу безтопливной энергетики для мира, которая была до 19го века в мире..Но вот Шемшуку безплатно возрождать вашу
личность не с руки - надо заплатить ЕМУ денег..Будь ты хоть полным идьётом, плати - и получишь прогресс..Но вот вопрос -
если я полный дебил в этом плане, безнадежный, как мне быть? И хоть денег у меня есть, продвинуть меня в этом плане
безперспективно..Как тут быть Шемшуку, как отмазаться в случае неисполнения обязательств? А все просто - куча нюансов, на
которые можно сослаться, дело то тонкое, ведь и диавол, как известно - в деталях..лЮБОЕ ТОНКОЕ ДЕЛО СОДЕРЖИТ КУЧУ
НЮАНСОВ, на которые можно сослаться, случай чего..

В общем - смотрите вебинар, да не испортит мое вступительное слово вашего впечатления от услышанного..друое дело, если вы
давно знаете этот материал (а он как минимум 10-летней давности в среднем)Я не ориентирую вас, просто высказываю свое
субъективное мнение..Итак - смотрим вебинаро Шемшука, делим на 25% и берем полезное - а там есть чего взять
(если ранее не слышали) Не забывем что крупицы истины разсыпаны по всему мирозданию, и они не принадлежат никому -
ни Шемшуку, ни православию, не исламу, не иудаизму, не буддизму, да и у Бога нет национальности, если что..

=============================================================================================
СМОТРЕТЬ ВЕБИНАР ШЕМШУКА - https://my.webinar.ru/record/658285/?i=4e310f4823cb40606043c7a751a709ba
GILL

Японцы