Category: лытдыбр

МУДРЫЕ МУДРЫ - БЕЗПЛАТНАЯ лечебная СИСТЕМА ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БИОРЕГУЛЯЦИИ ЧЕЛОВЕКА

МУДРЫЕ МУДРЫ - БЕЗПЛАТНАЯ лечебная СИСТЕМА ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БИОРЕГУЛЯЦИИ ЧЕЛОВЕКА и УПРАВЛЕНИЯ ЕГО ЭНЕРГОПОТЕНЦИАЛОМ..ВЫХОД ИЗ СИСТЕМЫ..







Как нам известно. все болезни физического тела начинаются в тонких телах, если обобщенно - в ауре..Когда мы получаем в тонком теле прореху, это место начинает ныть, доставлять неприятные ощущения.Ну а далее, прореха увеличивается и так же неприятно ныть начинает уже наша "физика", естественно в том самом месте..(пока еще можно обойтись без таблеток) Ну а если дальше игнорировать систему болевых рецепторов, которые "бьют набат" то начинается уже болезнь а не просто недомогание или неприятные ощущения - тут уже пошла "традиционная" оскопленная медицина (правда не знаю чьи традиции она изпользует)

Так вот, система биорегуляции с помощью нервных окончаний наших конечностей (возьмем руки) и называется МУДРЫ..Как обычно это приписывается восточной медицине. но будьте уверены, это все наше, родное, еще славяно-арийское, небольшой кластер гигантской культуры принесенный на Восток, в Индию, при изшествии из сибирской Индии Супериор (изначальной) в незапамятные времена, когда они уходили от меняющегося климата и все это Белые Боги с Севера (по древнекитайским текстам) принесли и подарили местным народам..И кстати, страна Ария (открытая мной на древних картах) незаслуженно забытая, до сих пор остается на своем прежнем месте -http://gilliotinus.livejournal...

А потомки ариев так и живут в тех местах пришли, что и доказано мной в статье.И я далеко не первый кто это доказал, этому посвящены целые научные труды ученых, я просто локализовал АРИЮ на картах начала прошлого тысячелетия 1000-1500г. она еще существовала как страна.

Так вот, вернемся мудрам.Мудры (кто не знает) это тем или иным способом совмещенные контакты-пальцы, при котором потоки энергии тела начинают двигаться в том или ином направлении.То есть по сути это коммутация - у вас прореха, к примеру, в таком то месте, вы соединяете контакты определенным образом, и энергия начинает "закрывать" это место, течь в том направлении.Все очень просто и главное совершенно БЕЗПЛАТНО (вы понимаете почему мы почти ничего не знаем об этом)

Интернет сайты посвященные мудрам (а их масса) оформлены в восточный колорит, там все это дело окрашено в дешевую чувственную мистику и прочую подобную лабуду, уводящую от сути..Но есть и конкретно с научным прагматичным подходом, их как правило не так много..И кстати слово мудрый человек, произошло от слово мудры - он не ленится уделять внимание сигналам своего организма, заблаговременно реагируя на сигналы оповестительной системы..Добавлю что система мудр не ограничивается руками, там участвуют и ноги и все тело вообще..Отсюда и Кама-Сутра - система сексуальных отношений в различных позах - по сути это мудры, обмен энергетикой для определенных целей, когда любящие занимаются этим.

Добавлю, что все это проверено лично на себе, я постоянно держу какие то мудры (я не работаю - отшельник) Таким образом я вылечил высокое давление, (года 3-4 назад) с которым мучился всю жизнь (при чихе шла кровь) Люди всю жизнь едят таблетки и не могут вылечиться (я не ел таблетки и не лечился) а потом вылечился за пару дней..Причем безсистемно, и как попало (там есть определенная система, но я не соблюдал) Подержал эту мудру несколько раз в день (а облегчение пошло сразу) и буквально два-три дня, и все..Потом я выполнял эту мудру как чувствовал что давление подымается, несколько раз..Теперь я давно забыл о высоком давлении и его "прелестях"

А теперь представьте какие прибыли потеряют мировые фарм-гиганты, если людям открыть это. объяснить, обучить. и т.д.Это жуткое дело..У нас в городе аптек больше чем продуктовых магазинов наверное, растет количество буквально на глазах..В США постоянно придумывают новые болезни и лекарства от них..Например, недавно появилась болезнь, что то типо "слишком щепетильное отношение к качеству продуктов" не помню точно..Признали официально что это фобия, и подлежит лечению..А если так, то для этого уже есть какие то таблетки. и врач вам выпишет рецепт, будете лечиться.И не думаю что это будет дешево..Очень много детских болезней подобного рода, например, малыш вертится, не сидит на месте (почти все дети непоседы) - болезнь..Врач выписал лекарства и надо лечиться..А если вы не купите и не дадите ребенку эту химию (а это все контролирует система участковых врачей) органы опеки и надзора у вас ребенка отберут а вас могут и наказать..Страна свободы.

Потому я бы добавил что это один из шагов в направлении выхода из рабской потребительско-кабальной системы установленной в мире сем, где человек пашет весь день чтобы потратить все заработанные деньги на еду и лекарства..Предатель Родины Макаревич, прогнувшийся под систему (аж до потери души) однажды прогундосил своим "бель-канто" - "не стоит прогибаться под изменчивый мир, ну и т.д" а инструментов для этого не дал..Потому и пропал..Что то там промычал к теме не относящееся, невразумительное.. Ну а как не прогнуться, оно же давит, сволочь? Вот, пожалуйста - один из инструментов..

Мир то действительно стремительно меняется (система) и далеко не в лучшую сторону.. мир большой - инструментов надо много..

Так и собираем по чуть чуть, осваиваем..

Добавлю что мудры изпользуются не только в лечебных а целях, а так же для активизации тех или иных состояний, при медитации, к примеру, активизируются определенные участки головного мозга, и т.д..Кому надо тот найдет все это в сети.

Я дам вам ссылку на сайт, где все это подано без романтики, флёра и восточного орнамента - http://um16.narod.ru/mudry/mud... Сайт старый, сделаный еще на безплатном "народе", не очень красиво оформлен (просто никак) но там наиболее прагматичный и научный подход к изложению темы, есть наборы мудр для изпользования, с фотографиями и описанием методики применения..

Максимальный эффект достигается при системном подходе, особенно, если изпользовать ВЕЖИ - делить сутки на равные части, и строго в назначенное время выполнять процедуру..Образуется пространственный резонанс, постепенно усиливающий эффект от любого действия (тренировка, репетиции, и т.д.) как эхо ваш голос в горах, как лавину, как камнепад - Но об этом в следующей статье.(типо анонс)

....Хосподи, меня же точно "закажут" мировые фарм-гиганты )))

promo gilliotinus february 18, 2016 07:20 61
Buy for 10 tokens
Доброго времени суток, уважаемый пользователь! Этим постом мы начинаем знакомство с уникальнейшим документом давно минувшей эпохи (название его в заголовке статьи) Сам материал не каждому, возможно, будет "по зубам", но как говорит Спаситель, "царствие Божие достигается…

В 1917г. ПЕТЕРБУРГ БЫЛ ПОЛНОСТЬЮ ВЫРЕЗАН И ДО 1921г СТОЯЛ БЕЗ ЖИТЕЛЕЙ. что мы об этом знаем?

Оригинал взят у sandra_rimskaya в Безкровная революция.

Сразу отмечу что к творчеству Сандры Римской я отношусь согласно теории "дели на 25", но у нее (как и у всех без изключения) есть полезная инфа. и нужно уметь "отшлаковывать" то что у вас вызывает сомнение или отторжение..Кто не умеет работать с информацией, ознакомьтесь перед прочтением этого материала с инструкцией - http://gilliotinus.livejournal.com/78859.html это важно!  Вкратце - не стоит верить всему что вы читаете, так же как и отвергать всё, если вам что то не понравилось..Можно допускать что это могло быть..Истина посередине.Ну и опять же, фотки классные ))

[НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ..]

К сожалению, я потеряла записанные мною рассказы двух женщин, переживших Погром Петрограда. Естественно, если найду, то опубликую их.
Пока пишу по памяти..


             РАЗСКАЗ ВАЛЕНТИНЫ..

Одну из них звали Валентина Николаевна, мы с ней жили в одной коммуналке.
Я приехала откуда-то из гостей, дома была только она одна. Это было 7 ноября. Я знала, что все отмечают седьмое ноября и поздравила её. Она ответила:
-Спасибо, не надо. Я там была и всё это видела сама.
Я удивилась:
- Как?! Вы там были сами?! Вы всё это видели? Как это интересно! Расскажите пожалуйста!
Она изменилась в лице, посмотрела на меня внимательно и спросила:
- Ты действительно это хочешь знать?



- Да, хочу! - ответила я. И в голосе у меня уже не было того праздного любопытства молоденькой дурочки. Тема революции у меня всегда вызывала тревогу. Я не любила ни разговоров на тему революции, ни самих революционных праздников. Я была молодой, но не настолько наивной, чтобы не понимать, что происходит? Скорее всего, роль дурочки я просто играла. Так вопросов меньше.
Мы были одни. Её слова меня «задели». Я приготовилась слушать, боясь спугнуть её. Все разговоры о Прошлом в СССР были запрещены. Это могло плохо кончиться для слишком разговорчивых.
Мы зашли в её комнату, сели за стол и она сказала:
- Хорошо. Тогда слушай. Но помни: ты сама этого хотела.
Она начала издалека.



Жили они в пятикомнатной квартире на Малой Конюшенной. Жили ни бедно, ни богато. Тогда все так жили. Её отец был мужским портным и хорошо шил. Заказчикам нравилось и они приводили к отцу своих знакомых. Заказов было много и дела шли потихоньку. На жизнь хватало.
Потом началась война. Отец стал шить военную форму. Военных было много и заказов стало больше, пришлось нанимать людей и искать мастерскую побольше. Трудности войны их не коснулись, потому что у отца были деньги. Валя тогда училась в гимназии.
Мать Вали была очень красивой женщиной. Да и сама Валентина Николаевна в старости была красавицей. Мне она очень нравилась. И красивая и умная и характер хороший. Её 75 лет я вообще не чувствовала. Мне с ней было интереснее, чем со своими подругами.




Однажды отец вернулся домой и на столе нашёл записку от матери. Мать сбежала с офицером. Отец её любил и тяжело переживал её бегство. Отец стал выпивать, не сильно, но характер у него стал портиться и дома стало неуютно. Всё свободное время Валя старалась проводить у своих подруг по гимназии. Мужчины тогда ушли на фронт, у многих в их классе отцы уже погибли на фронте. И дома у них тоже было грустно. Матери её подруг разрешали, чтобы они приходила в гости к их дочерям, потому что она была веселая и хоть как-то отвлекала от грустных мыслей. Тогда всем было тяжело. Мужчины ушли на фронт и женщины лишились их заработка. И женщинам пришлось пойти на работу, чтобы было чем детей кормить. И когда дети не сидят одни дома, всё таки полегче.




Когда мать сбежала с офицером, отец вызвал из деревни двух своих сестер, чтобы они вели дом и занимались с детьми, пока отец был на работе. А на работе он пропадал с утра до вечера.
В тот день Валя сидела у своей подруги по гимназии и они вместе готовили уроки. Потом с работы пришла её мать, сели пить чай с вареньем и засиделись допоздна. Валя опомнилась, что пора уходить домой, когда за окном уже стемнело. Был уже десятый час. Телефона дома не было, чтобы позвонить отцу и предупредить его, что Валя останется ночевать у них.




Женщина стала собираться, чтобы отвести Валю домой. Но Валя воспротивилась, сказала, что отец тогда ещё больше будет ругаться на неё, и лучше она добежит сама. Там всего-то пройти надо было два квартала. Подруга жила на Невском.
Когда она вышла на улицу, то вдалеке был слышен какой-то странный гул. В воздухе было что-то тревожное и ей стало страшно. По дороге она увидела ночлежку, гостиницу на ночь и решила до утра переждать в ней. Деньги у неё с собой были и заплатить на ночлег она могла.




Ей было 14 лет. Хозяин ночлежки, узнав, сколько ей лет, стал гнать её домой. Он боялся, что придёт полиция с проверкой, увидит её и у хозяина ночлежки будут неприятности с полицией. Но иди на улицу ей было страшно, она стала плакать, и хозяин, хоть и ругался на неё, но всё же разрешил ей остаться в ночлежке до утра.
Он показал ей на кровать и сказал, чтобы она шла туда. Вокруг были бомжи с жуткими рожами, какие-то проститутки. Они пили и ругались между собой. Валя легла на кровать, не раздеваясь, только ботинки сняла, и залезла с головой под одеяло, чтобы не видеть эти рожи и не слышать их ругань.




Прошло совсем немного времени, когда на улице раздался большой шум. Гопники(1) забегали на улицу и обратно. Они ругались и что-то кричали. Потом гопники убежали на улицу. Хозяин ночлежки тоже выскочил на улицу, но вскоре вернулся. Он был очень злой и страшно ругался. Он подошел к Вале и сказал, давай ползи под кроватями к чулану, чтобы тебя никто не видел.
Она залезла под кровать и поползла под кроватями. Она не понимала, в чем дело, но злить хозяина ночлежки она не хотела. Когда они уже были в чулане, она спросила, что случилось:
- Полиция?
Хозяин ответил:
- Если бы полиция! Я бы сейчас отдал всё на свете, чтобы она только появилась! Там Погром! Настоящий Погром!
Хозяин ночлежки завалил Валю старьем, закопал её в тряпки и приказал ей молчать и не подавать вида, что она тут есть. Чтобы ни произошло и чтобы она ни услышала, она должна сидеть тихо. Он сам потом придёт и её выпустит.
Хозяин ушел. Сидя в чулане она слышала крики гопников, беготню гопников, как потом выяснилось, гопники носили в ночлежку какие-то вещи. Они всё время кричали и ругались.
----------------------------------------------------------------
О ГОПНИКАХ (лирическое отступление)
Вынужден сделать такую сноску, потому что определенный контингент юзеров с отключенным мозгом все активнее предъявляет в коментах - мол Г.О.П.(городское общежитие пролетариата) как сеть общаг возникла только в 20х годах 20го века, а тут описан 17й - неувязочка, мол..
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
(1) (от автора блога) Гопники..Это давно стало именем нарицательным, и мало кто вообще (кроме пользователей) знает и помнит о истории названия этого слова..Люди такие, как класс, были всегда, особенно в больших городах, и возникли они вместе с городами - мегаполисами того времени, а не с в одночасье, вместе с общежитием и аббревиатурой Г.О.П...
Я, например, когда впервые услышал это слово, думал что оно произходит от слова ГОП (народное) "не говори ГОП пока не перепрыгнешь"...Опять же ГОП-СТОП (уличный грабеж)..Что то такое лихое и разбойничье..А про аббревиатуру узнал много позже, в зрелом возрасте..И если бы мне разсказали эту историю, про девочку Валю, я бы наверняка назвал тех лихих людей ГОПНИКАМИ и БОМЖами. потому как это ныне имена нарицательные, частично утратившие первоначальный смысл, как и слово БИЧ (бывший интеллигентный человек) Все эти аббревиатуры давно обросли своим новым родственным смыслом и отправились в дальнейшее путешествие по головам и языкам граждан Росии..БОМЖом можно назвать неопрятно одетого человека, ГОПником - хулигана, БИЧом - бездельника нигде не работающего раздолбая, и все они обязательно пьют, и пьют много, и выглядят непрезентабельно..Вот где то так в современном мире прижились эти слова.(в данном посте слово гопники употребляется Сандрой Римской в адаптации к современному возприятию определенного класса людей)

Самым упоротым, в подтверждение своих слов я привожу Текст песни гр."Зоопарк" Майка Науменко


Кто это идет, сметая все на своем пути,
кто одет в цветную рубашку и красные носки?
У кого на плече висит сумка с надписью "Эй-Си/Ди-Си",
У кого на ногах из черной резины грязные сапоги?
Это гопники!
Это гопники!
Это гопники!
Они мешают мне жить!

Кто слушает "хэви-металл", Арабесок и Оттаван,
Кто бьет друг другу морду, когда бывает пьян?
У кого крутые подруги, за которых не дашь и рубля?
Кто не может связать двух слов, не ввязав между ними ноту "бля"?

Зоопарк - Гопники - Текст Песни Полностью http://www.megalyrics.ru/lyric/zoopark/gopniki.htm#ixzz41uBIEyDZ

И если вы продолжите утверждать, что мол, обитатели общежития Г.О.П. в 1920х годах, носили с собой граммофоны в сумках с надписью "ЭйСиДиСи", и слушали вперемешку Арабесок, Оттаван и Хеви-Метл, то я отвечу вам - они наверрное имели доступ к порталу перемещения во времени и где то существует студия звукозаписи - там они нарезали данный контент на граммофонные болванки..



Потом она услышала крики гопников на хозяина ночлежки:
- Где девка! Куда ты дел девку?! Давай её нам!
Хозяин тоже ругался на гопников и говорил им, что он за девкой следить не нанимался:
- Сбежала девка! Ищите её теперь на улице, среди тех!
Гопники грозили убить хозяина ночлежки, если он не выдаст Валю. Но хозяин ночлежки её не выдал. Погром длился четыре дня, на пятый он стал стихать. Тогда хозяин ночлежки пришёл к ней в чулан и приказал ей снять с себя её хорошие вещи, а и надеть на себя какое-то рваньё, которое он выбрал из этой же кучи старья. Сначала Валя подумала, что хозяин ночлежки хочет взять её хорошие вещи себе в уплату, но спорить не стала. Переоделась молча и отдала свои хорошие вещи хозяину ночлежки. Он её выпустил через черный ход и на прощанье ей сказал, чтобы она больше не появлялась в этом районе. Гопники её запомнили. И если её увидят, то убьют и её и самого хозяина ночлежки.



И только выйдя на улицу, Валя поняла, почему хозяин ночлежки так сделал. На улицах не было ни одного человеческого лица. Носились красноармейцы, бандиты, гопники, проститутки. Все были одеты в лохмотья и рваньё. И если бы она была одета по-другому, не как они, её бы убили тут же.
Выйдя из ночлежки, Валя побежала к себе домой. То, что она увидела на улице, это был ужас! Все улицы и панели были завалены трупами хорошо одетых мужчин. Рядом с некоторыми из них валялись их бумажники. На трупах людей были хорошие часы, перстни, их даже не грабили. Трупов было очень много, ими было завалено всё, весь Город. Весь Город был завален трупами и залит лужами крови. Трупы стали подванивать и по всему Городу стоял удушающий трупный смрад. Собаки, которых никто не кормил, ели эти трупы. Чтобы избавиться от трупов, большевики согнали гопников и приказали сбросать эти трупы в Неву и каналы. Трупов было столько, что они шли по реке ещё полтора года.



Когда Валя вошла в подъезд своего дома и поднималась по лестнице, она увидела, что во всех квартирах выбиты двери. Двери либо лежали рядом с квартирами, либо болтались на одной петле. Все квартиры были открыты.
Дверь в их квартире тоже была выбита. Валя вошла в квартиру и первое, что она увидела, был труп её отца. Он вышел с топором, чтобы отбиваться от погромщиков и был убит ими у самой двери, на пороге квартиры. Труп одной из тетушек она увидела в кладовке. Тетушка хотела спрятаться и её убили. Труп второй тётушки лежал у открытого окна. Она пыталась звать на помощь. Валя вошла в детскую. Рядом с кроватками лежали трупы её младших братиков, они пытались спрятаться под кроватками, но их оттуда вытащили и убили.



Все стекла и окна в квартире были разбиты. Осколки стекла были по всей квартире. По всей квартире были кровавые мужские следы и было видно, как убийцы ходили по квартире и что-то в ней искали. Всё, что можно было забрать, они забрали с собой. Всё, что не смогли забрать, они разбили, изломали и попортили. Картины и фотографии были изрезаны штыками. Обивка на диване была порезана. Все стены в квартире и даже потолки были забрызганы кровью.
Все ящики в столах и шкафах были выдвинуты, открыты и вывернуты, вещи были разбросаны по всей квартире. Валя подошла к комоду и открыла штатулку её матери, в которой мать хранила свои женские украшения. Шкатулка была пуста. Ни колечка, ни заколки, ничего не оставили. От матери не осталось ничего, чтобы можно было взять на память.



Валя вышла из своей квартиры и зашла к соседям. У них было тоже самое. Валя стала заходить в другие квартиры по лестнице, надеясь найти так хоть кого-то из оставшихся в живых. Живых не было. Везде были одни трупы.
Тогда Валя побежала к своей подружке по гимназии, у которой она была вечером, накануне Погрома. Подружка и её мать были убиты. В их квартире было тоже самое.
Тогда Валя решила обойти всех родственников, чьи адреса она знала. У всех было тоже самое: выбитые двери, разгромленные квартиры и везде одни трупы.
Тогда она стала заходить просто в квартиры, надеясь найти хоть кого-то из живых. Никого. Одни трупы. Не было даже раненых. Такое ощущение, что их всех добивали специально.
Потом, через много лет, когда она уже была проституткой, пьяный гопник в кабаке рассказал её про то, как большевики их согнали в команды и заставили их прочесать весь Город. Обыскивали все квартиры, все чердаки и даже подвалы, искали выживших и спрятавшихся людей. Кого находили, убивали на месте. Все трупы большевики заставляли переворачивать. И если находили кого-то раненного, но ещё живого, большевики приказывали гопникам убить этих людей. Добивали раненных. После этого рейда гопники страшно боялись большевиков и разбегались при одном их появлении, как только их видели.
Уже после войны Валентина Николаевна пыталась найти в Ленинграде тех, кто знал бы о Погроме, кто выжил. Найти никого не удалось. В Ленинграде уже давно жили приезжие, и о Погроме они даже ничего не слышала. Она прожила в Ленинграде всю жизнь и ни одного разу, ни один приезжий даже не поинтересовался, а что тут было? До его приезда. Я была первой, кто задал ей такой вопрос.
Но я ей не стала говорить, что я не совсем приезжая. Из Петрограда мы уехали в 1916 году. Если бы не уехали, то тоже попали бы под Погром, как все.



      РАЗСКАЗ ЕВРЕЙСКОЙ ЖЕНЩИНЫ


Вторая женщина была еврейкой. На момент Погрома ей было 12 лет. В тот день к её матери пришёл любовник и предупредил её, чтобы забирала детей и немедленно уходила из Города. Ночью будет Погром.
Она спросила:
- Еврейский Погром? Убивать будут евреев?
Мужчина ответил:
- Нет. Это будет Русский Погром. Но убивать будут всех, так что уходи немедленно. Бросай всё и беги, спасай детей.
Её мать заранее подготовилась к такому развороту событий. Был куплен дом в деревне, на чужое имя. Были куплены документы, в которых она была крестьянкой и документы на её детей. Заранее была приготовлена крестьянская телега и крестьянская одежда для неё и детей.




Она приказала детям быстренько одеваться, а сама пошла за телегой. Посадила всех детей на телегу и пошла на выход из Города. С собой она захватила всё золото и драгоценности.
Пока они шли, насчитали не то пять, не то семь кордонов. К четырем часам весь Петроград уже был оцеплен войсками красноармейцев в пять, семь колец. Из Города уже никого не выпускали. И хотя она и говорила, что она крестьянка, приезжала, чтобы найти своего мужа, выпускать её не спешили. И на каждом кордоне её пропускали только после того, как она давала красноармейцам деньги, золото или драгоценности. За то, чтобы выйти из Города, ей пришлось заплатить 250 тысяч золотом.
Но даже на этом революция для них ещё не закончилась. После Погрома красноармейцы стали шнырять по всем окрестным деревням, выискивая городских. Кого находили, сразу убивали. Убивали даже похожих на городских.
Пришли и к ним. Стали проверять документы и сразу прицепились к ним. Крестьянка, у которой они остановились на ночлег, сказала их матери, что если она даст ей денег, то она их спасет. Мать пообещала, но только тогда, когда уйдут красные. Крестьянка согласилась. Она отвела мать в погреб и спрятала её в бочке с соленными огурцами.
Красные прицепились к детям: где их мать? Крестьянка сказала, что их мать умерла, а отец погиб на фронте. Это дети её брата. Красные поматерились и ушли, пообещав убить её, если узнают, что она их обманула.
Пока мать сидела в бочке с огурцами, соль ей разъела кожу. Но уйти пришлось в ту же ночь. Боялись оставаться в этой деревне.



В Город она вернулась только в 1929 году. Их дом был национализирован и начинать пришлось с нуля. Знакомых не было. Она скрыла своё настоящее имя и всю жизнь жила под чужими документами, теми, которые купила мать ещё до 1917 года. Вышла замуж за комиссара, устроилась неплохо. Но всю жизнь она молчала, не рассказывала никому, что она из Петрограда. Этого не знали ни её муж, ни её дети и внуки. Она их боялась.
Не знаю, каким образом она поняла, кто я? И однажды заманила меня к себе домой, когда никого не было. И несколько часов я слушала её исповедь. Ей надо было выговориться за всю жизнь. Она знала, что я не стану никому рассказывать о том, что она мне рассказала о себе. Наш разговор остался тайной даже для её внуков, с которыми я поддерживала приятельские отношения на тот момент.

Первое, что я услышала, когда приехала в Ленинград, так это предупреждение о том, что никому и никогда нельзя говорить о том, что жили в Петрограде. Тех, кто жил в Петрограде до 1916 года, в Ленинграде не прописывали. А последствия могли быть ещё хуже.



Все считают, что раз книга Джона Рида: «Десять дней, которые потрясли Мир», написана коммунистом и по приглашению большевиков, то ею можно трясти. Сейчас.
Трясти можно было перепечаткой, сделанной большевиками и хорошо отредактированной. За хранение подлинника книги Джона Рида: «Десять дней, которые потрясли Мир», в Ленинграде грозила высылка из Ленинграда и десять лет лагерей. Большевики тщательно охраняли тайну революции в Петрограде.

Вся та шумиха и тысячи книг и фильмов о старых большевиках и бескровной революции в Петрограде, были пущены на то, чтобы закрыть правду о том, что на самом деле произошло с 25 по 29 октября 1917 года и что потом было в Петрограде до его заселения после 1921 года.



Валентина Николаевна, которая всё это время находилась в Петрограде, сказала, что несколько лет Город стоял Мёртвым, Город без Людей. Ни одного человеческого лица. На улицах одни страшные рожи бандитов и проституток.
Сразу же после Погрома на Петроград налетели крестьяне с телегами из окрестных деревень: грабить опустевшие дома. Красноармейцы прогоняли крестьян, считая весь Петроград своей добычей. Мёртвый Петроград кинулись грабить все подряд, и между группировками грабителей часто были перестрелки и настоящие бои.

По условиям брестской капитуляции 04 ноября 1918 года в Петроград должны были войти немцы. А если в Петроград войдут немцы, то они вырежут всех. Так говорили в Ленинграде. И Ленин с Троцким драпанули в Москву. По этой причине Москва и стала Столицей СССР. Столицей России Москва никогда не была. В СССР смеялись по этому поводу: «Москва – столица Московской области!».




     РАЗСКАЗ ЕЩЕ ОДНОГО ВЫЖИВШЕГО

Ещё рассказ одного их тех, кто был во время революции в Петрограде, потом сбежал, потом опять вернулся.
Когда они приехали в Петроград в 1921 году, то Петроград стоял Мёртвым, Город без Людей. Людей было очень мало. Его деда вызвали знакомые, которые работали в ЧК и он попал на Гороховую. На Гороховой он увидел внутри двора кучи документов, которые жгли чекисты. Это были документы убитых петроградцев. Этими документами убитых петроградцев был завален весь Петроград.

Поскольку их никто не отмечал в Книге Мёртвых, как умерших, то все они юридически считались живыми. И этим воспользовались уголовники, чтобы уйти от возмездия за бандитизм во время революции. Они брали себе чистые документы убитых петроградцев и найти этих бандитов потом было очень трудно. По документам это уже были другие люди.
Кстати, когда интеллигенция говорит о том, что при Сталине фабриковали судебные процессы против петроградских и московских профессоров и творческой элиты, лукаво опускают момент документов убитых петроградцев и москвичей.
-Красные петроградские профессора академиев не кончали!
В Ленинграде это была аксиома.



Тогда многие бандиты нахватали документов убитых профессоров, князей, графьёв и прочих известных людей, в том числе и тех, кто занимался творчеством и был известен в Европе и России.
Скандал начала белоэмиграция в Европе, когда в Петрограде выползли «подснежники». Большевики захотели показать, что научная и прочая элита перешла на их сторону. И как только в Петрограде и Москве нарисовались эти красные профессора, в Европе тут же разразился скандал такой силы, что Сталину пришлось применять меры по отношению к этим красным петроградским профессорам. На Западе доказали, что настоящие были убиты во время Погрома Петрограда, а их документами завладели эти Оборотни, которые сейчас выступают от имени убитых профессоров, художников и прочих.
И вот тогда в Петрограде начались «чистки». Из Москвы и всей России, через НКВД приезжали люди, которые знали этих бандитов в лицо, либо знали убитых профессоров. Они ходили по Ленинграду, посещали мероприятия и отлавливали этих Оборотней. Этих красных петроградских профессоров и прочую элиту, замешанную в революции в Петрограде, сталинские соколы тогда отстреливали, как бешеных собак.



Дед моего знакомого, который всё это рассказывал, так же взял себе чужие документы. Было, что скрывать, с этими заслугами перед революцией. Но он был поумнее, похитрее и из груды документов выбрал себя документы убитой семьи петроградских рабочих, с таким же составом семьи, как и у него. И.. ушёл на дно. Искать какого-то простого рабочего никто никогда не будет. А рабочее прошлое у бандита, занимающего хорошее положение в ЧК, тогда было не лишним.
Дома в Петрограде тогда стояли пустыми, с выбитыми стёклами и люди почти нигде не жили. И он тоже употребил тот же самый термин в описании Петрограда 1921 года: Мёртвый Город, Город без Людей.
Пустых квартир было море: бери себе любую, вселяйся и живи. Но он выбрал большую коммуналку недалеко от ЧК, чтобы на работу пешком ходить. Поближе к работе.



Чем объяснялся такой выбор в пользу коммуналки? Тогда в Петрограде был страшный бандитизм и налеты были каждую ночь. Одному в квартире от целой банды не отбиться. А вот когда мужчин в квартире много, то тогда отбиваться от нападений бандитов намного проще. То есть, появление коммуналок было связано не с уплотнением квартир буржуев, как это нам представляли. А с реалиями жизни после бескровной революции в Петрограде. Тогда не было необходимости в уплотнении буржуев, потому что буржуи – это горожане, жители бурга: петербуржцы. А их всех убили во время бескровной революции и почти весь Петроград стоял с пустыми домами, которые некем было заселять. Людей не было. Заселять Петроград уже стали при Сталине, и когда Петроград был переименован в Ленинград. Бандитизм и пустые дома были причиной появления коммуналок в Ленинграде. Но началось это ещё в Петрограде.



Погром Петрограда ударил по всей России. Три дня, которые были нерабочими днями в СССР на 7 ноября, это были три дня общенационального траура по убитым петроградцам.
Хорошее отношение к себе, которым хвастались ленинградцы, и которое было к ним по всей России, было связано не с Ленинградом, и не с их достоинствами, а это жалели убитых петроградцев и их родных, переживших такой шок и такую страшную потерю, как гибель всех родных.

Кстати, ленинградцев в Ленинграде терпеть не могли. Слово: «ленинградец» в Ленинграде было жестоким оскорблением. Особенно, когда это был: «ленинградец коренной». В Ленинграде себя называли петроградцами, петербуржцами, приезжими. Но «ленинградцами» себя никто не называл. Так же избегали названия «Ленинград». Ленинград в Ленинграде называли: «Город» или «Столица». Город и Столица – это имена собственные, военно-исторические. Когда-то он был единственным Городом на Земле, отсюда и имя такое: «Город». От слова: «Город Мёртвых», «Вечный Город». А Столицей он был всегда. Столица Мира.



Что означало название книги Джона Рида: «Десять дней, которые потрясли Мир»?
Четыре дня шел Погром Петрограда Красной (Советской) армией романовских, ленинских и сталинских. А потом эти орды красноармейцев из Петрограда хлынули в Москву и в Москве ещё шесть дней шли ожесточенные уличные бои между населением Москвы и красной (советской) армией романовских, ленинских и сталинских.

Естественно, что нашим красным (советским) партейным без погон и документов, не выгодна такая Русская Правда о том, кем были советские и как большевики властью стали?



Для справки. Во время последней переписи населения в СССР, выяснилось, что в Ленинграде было около 250 тысяч Оборотней. Столько ленинградцев коренных заявило во время переписи населения, что их семьи жили в Петрограде до 1916 года. Это были внуки и правнуки тех бандитов, и уже не знали о том, что в Петрограде тогда было убито всё население.
Это была элита Ленинграда, которая представляла из себя реальную власть и была частью всей советской элиты. Целая армия Оборотней и только в одном Ленинграде. Сколько их реально окажется по всей захваченной советской армией, России? Не смогут сказать ни милиция, ни Госкомстат. Зато это нам показала сама жизнь, когда советская элита стала проводить свои экономические реформы Ельцина-Гайдара. Все помнят, что тогда было.



В итоге мы получили новую революцию 1987-1991 гг. , когда по плану советского правительства в ходе экономических реформ от голода должны были умереть 20% населения: красных (советских) семей с их радостью по поводу революции в Петрограде, Гражданской Войны, большевиков и своей советской власти.
Так им вернулось их предательство России в 1853-1921 гг. Весело и радостно. И это было только началом расправы красного (советского) правительства со своим красным (советским) народом, в захваченной красной (советской) армией, России.



История – это вся цепь военно-исторических событий хотя за такой мизерный срок, как какая-то паршивая тысяча лет. Вернуться во вчерашний день и «переписать» весь ход военно-исторических событий за 1352-1952 гг., пока ещё никому не удалось.
Можно только уничтожить информацию по захвату России советской армией в 1853-1921 гг., оставив в дураках своих собственных детей и внуков.



Если никто не узнает правды о захвате России советской армией в 1853-1921 гг., про Разделы России советскими, с целью Гибели России в 1917-1921 гг., то по советским это не ударит бумерангом в 1922-2022 гг. 1921-1991 гг. были страшны, но по сравнению с тем, что началось в 1991 году и произойдет в ближайшем будущем, все ужасы советской власти нашим красным (советским) еврейским покажутся марцепаном.



Вооруженный отряд солдат Петроградского гарнизона..
Петроградский гарнизон перешёл на сторону Военно-революционного Комитета., революции и гражданская война.. Предатели.

Александра Римская 07.11.2014 г.
========================================

на посошОК - ПОЗНАВАТЕЛЬНОЕ ВИДЕО











И ЕЩЕ

Если кто то ещё горит желанием предметно оспорить изложенное, предлагаю перед этим ознакомиться с с аналитической работой А.Кунгурова относительно официальной истории, блокаде Ленинграда в В.О.В.
Надеюсь что ваши доводы будут так же детально аргументированы и подкреплены статистикой и знанием предмета.А про ваших дедов (ниже , в коментах, целый "дом престарелых") которые яко бы в это время жили в Питере и никому ничего о событии не разсказывали - я вас умоляю, ну не надо пжлст..Ну не смешите..В конче концов, если не хватает ума понять, что даже если и был реально дед, и знал об этом, то разсказывать о таких вещих - это подписать себе и слушателю смертный приговор заочно..Не считайте других, а в итоге себя идиотами..Послушайте Кунгурова лучше, и задайтесь вопросами которые он подымает, это более осязаемо и конкретно.Заодно и поучимся у него.



"В своих воспоминаниях о 1917 -1918 гг. в Петрограде Зинаида Гиппиус писала, что на рынках было полно, так называемого, "КИТАЙСКОГО МЯСА". Это расстрельные команды из этнических китайцев, продавали человечину под видом мяса скота. И мясом были завалены прилавки Петроградских лавок и рынков. Из страшной трагедии того что произошло в Петрограде в 17-18 годах вытекает ещё один вывод: ЭТО СПЕШНАЯ И НЕОБЪЯСНИМАЯ с обыденной точки зрения Правительства Большевиков из Петрограда, 10 марта 1918 года. В истории это бегство описывается нуждой переехать подальше от наступающих германцев и близостью границы отделившейся Финляндии. Но можно теперь догадаться, что сотни тысяч убитых и не погребённых просто создали НЕВЫНОСИМЫЕ УСЛОВИЯ проживания в городе при наступлении весеннего тепла..." Выше цитирован комментарий Аристарха.

"А знаете, что такое «китайское мясо»? Это вот что такое: трупы расстрелянных, как известно, «Чрезвычайка» отдает зверям Зоологического сада. И у нас, и в Москве. Расстреливают же китайцы. И у нас, и в Москве. Но при убивании, как и при отправке трупов зверям, китайцы мародерничают. Не все трупы отдают, а какой помоложе — утаивают и продают под видом телятины. У нас — и в Москве. У нас — на Сенном рынке. Доктор N (имя знаю) купил «с косточкой» — узнал человечью. Понес в Ч.К. Ему там очень внушительно посоветовали не протестовать, чтобы самому не попасть на Сенную. (Все это у меня из первоисточников.)
В Москве отравилась целая семья". http://gippius.com/doc/memory/sery-bloknot.html

GILL

Браудер.Лекция в Стенфорде.

http://www.youtube.com/watch?feature=player_detailpage&v=84MsRuC-1l8 - видео на английском

http://www.warandpeace.ru/ru/commentaries/view/82254/ -  перевод


В чём вы можете быть уверены, так это в том, что то, что я вам сейчас расскажу, в этой аудитории вам больше никто не расскажет. Позвольте мне начать с небольшого рассказа о самом себе. В Стэнфорде я был 20 лет назад, и на самом деле я приехал на встречу по случаю 20-летия выпуска. И вот я подумал, а не поделиться ли мне с вами тем, о чём я думал, когда сам сидел там, где сейчас находитесь вы, 20 лет назад. Возможно, когда вы услышите мою речь, у вас возникнет один вопрос – как так получилось, что этот парень из Чикаго с американским акцентом начал с того, что был крупнейшим инвестором в российскую экономику, а закончил тем, что стал одним из самых больших врагов российского государства? [смех в зале]

Позвольте мне рассказать, как это всё случилось.

Действительно, я американец из Чикаго, но я происхожу из очень необычной семьи. Мой дед, тоже американец, Ёрл Браудер, вырос в Канзасе, в Вичите. В двадцатых годах семья потеряла дом на ферме, и он стал работать на заводе. К рабочим на заводе относились плохо, и дед организовал профсоюз, что получилось у него очень хорошо. После работы в Вичите он пошёл вверх, сначала в Канзас-сити, потом в Нью-Йорк. А в Нью-Йорке вокруг носились разного рода коммунисты. Коммунисты заметили его и сказали – вот талантливый парень, давайте пригласим его в Москву. И вот так в 1927 году коммунистическая партия пригласила его в Москву. Он переехал в Москву, там, в Москве, познакомился с моей бабушкой, и там родился мой отец. В 1932 году коммунистическая партия послала его обратно в Америку, чтобы сделать генеральным секретарём, руководителем коммунистической партии Америки, на следующие 13 лет [смех в зале]. Вот такой у меня дед.

В пятидесятых началась эра Маккарти, я уверен, вы все об этом знаете. До этого, в 45 году, деда выгнали с поста генерального секретаря за идею о том, что коммунизм и капитализм могут существовать вместе. К несчастью, многие из его последователей в Восточной Европе были убиты. Ему повезло, он жил в Америке и не был убит. Но его деятельность расследовал Маккарти, и у него были тяжёлые времена, несмотря на то, что в середине пятидесятых его выгнали из коммунистической партии.

Вот такая у меня семья.

Потом дела поправились. Я родился в 1964 году, мне 45 лет. Я вырос в университетском комьюнити на южной стороне Чикаго, и я был совершенно обычным американским ребёнком. И когда я стал подростком, как это часто случается в американских семьях, я решил бунтовать против своей семьи. Но как бунтовать против семьи коммунистов [смех в зале]? Я скажу, как я бунтовал. Я одел костюм, галстук и стал бизнесменом. Большего издевательства над собой мои родители не могли и представить [смех в зале]. И я пошёл в бизнес-школу Стэнфорда.

И вот я сидел в этих аудиториях, два года, как многие из вас делают, будут делать, и делали раньше. Я ходил на brown bag lunches [перерывы на обед или ланч, во время которых делаются неформальные доклады], на собрания, куда приходили рекрутеры, пытаясь решить, что я буду делать со своей жизнью. И что-то казалось неправильным. Хотя я бунтовал против семьи, становясь бизнесменом, я не чувствовал, что делаю всё правильно. И по мере того, как я всматривался в себя, думая о том, что мне делать со своей жизнью, каково моё уникальное конкурентное преимущество, чем я лучше других людей, которые тоже хороши, умны, амбициозны, я думал – да, я, конечно, бизнесмен, но я также и внук генерального секретаря коммунистической партии [смех в зале]. Это и есть моё конкурентное преимущество.

И так получилось, что в 1989 году пала Берлинская стена. И так у меня появился шанс делать бизнес в бывших коммунистических странах. И только подумайте – ни один из людей, которых я знал, ни один человек во всём мире не был заинтересован в том, чтобы это делать. Я пытался искать работу по созданию бизнеса в Восточной Европе. И все говорили мне – зачем ты это делаешь, в Восточной Европе нет никакого бизнеса. А я всё искал и искал работу. Мне предлагали нормальную, мэйнстримовую работу, но я хотел делать бизнес в Восточной Европе. И в конце концов я получил работу в Бостонской консалтинговой группе в Лондоне. Один из эксцентричных совладельцев сказал мне – у нас нет пока никаких дел в Восточной Европе, но ты будешь там нашим человеком, будешь главой восточноевропейского направления [смех в зале]. Я ответил – прекрасно, лучше не бывает.

Итак, я поехал в Лондон, начал работать в Бостонской консалтинговой группе. И действительно, спустя несколько месяцев мы начали работу в Восточной Европе. Эта работа – завод по производству автобусов в Польше, на юго-востоке. Шесть часов от Варшавы на машине, на польско-украинской границе. Производство практически было остановлено, продажи упали на 90 процентов. Там каким-то образом оказался Всемирный банк, и он сказал: "Нам тут нужен консалтинг". Бостонская консалтинговая группа выдвинула предложение: "У нас есть эксперты по автобусам, по производству, по всем вопросам", и Всемирный банк ответил: "Прекрасно, шлите экспертов". И вот они послали меня, работника, не проработавшего и года, можно сказать, только что из Стэнфорда.

И так я получил это падающее автобусное предприятие. Ясно, что для предприятия, у которого продажи упали на 90 процентов, нет никакой надежды, надо сокращать 90 процентов персонала, если хочешь остаться в бизнесе. Задача была не из приятных. Но пока я сидел в этом маленьком городе в 6 часах от Варшавы, случилась одна вещь. Я заметил, что в газете внутри однажды были какие-то финансовые отчёты. Я спросил своего переводчика, потому что не знал ни слова по-польски, что это за финансовые отчёты. Он ответил, что это первая приватизация, проводимая польским правительством. Я сказал: "О, это интересно". Я спросил – а это что за строка? А это? И мы стали выписывать числа. В общем, продавалось семь польских компаний по цене в половину их заработка за прошедший год.

Не то чтобы я был самым лучшим студентом в Стэнфорде, но даже не самый лучший студент может понять, что купить компанию за половину её годового заработка – в этом есть смысл [смех в зале]. У меня не было много денег, я не из богатой семьи, но к этому моменту я накопил 40 тысяч долларов. И взял все свои сбережения, то есть 40 тысяч долларов, перевёл их в польские злотые, подал заявки, и купил доли в приватизируемых предприятиях. За следующие 12 месяцев я заработал в 10 раз больше. Если вы когда-нибудь на чём-нибудь зарабатывали в 10 раз больше, чем вы потратили, то вы знаете, что у вас в организме вырабатывается какое-то вещество [смех в зале], и хочется, чтобы это вещество выработалось снова. И я понял, что нашёл своё призвание – заниматься приватизацией в Восточной Европе.

Сейчас перепрыгнем вперёд на 2 года. Я оказался в Solomon Brothers. Там я получил работу инвестбанкира. Solomon Brothers больше не существуют, они стали частью Ситигруп, и Ситигруп тоже в общем не существует, или почти существует, как хотите. Те из вас, кто читал замечательную книгу Liar’s Poker , а если кто не читал, вы должны прочитать, имеют представление о корпоративной культуре в Solomon Brothers, которая довольно, скажем так, своеобразна.

Итак, я получил работу в Solomon Brothers. В моё первый день в Solomon Brothers в качестве инвестбанкира по Восточной Европе мне дали мои визитные карточки, стол, и сказали – ты должен зарабатывать фирме впятеро больше, чем тебе платят, или тебя уволят. За работу!

Никаких обучающих программ, никаких наставников, никаких намёков, что делать. Впятеро больше зарплаты, или тебя уволят. Я слышал о приватизации Венгерских авиалиний. И над этим уже работала какая-то команда. Я пришёл в конференц-зал, где должно было быть собрание команды. На меня посмотрели и спросили – что ты тут делаешь? Я ответил – я пришёл помочь. Мне ответили – нам твоя помощь не нужна, тут обо всём позаботятся, пожалуйста уходи. Они не хотели делиться со мной своим пятикратным подъёмом, я бы просто сделал их жизнь труднее.

Всё, Венгрия отпала. Через пару дней я услышал про приватизацию польского телекома, и попытался туда пристроиться. Мне сказали – даже и не думай подходить близко к Польше [смех в зале]. Я подумал – как же мне выжить в этой фирме? Тут все такие недружелюбные. Как же я тут выживу? И тут мне пришла в голову мысль. Время – 1992 год. В России не было никаких работающих инвестбанков. И никто из фирмы поэтому не пытался защитить свою полянку. И вот тогда я объявил себя "инвестбанкир, отвечающий за Россию" [смех в зале]. Я объявил, и ждал, пока кто-то будет возражать, но никто не возражал, там не было никаких денег, ничего не происходило.

И вот после того, как я как бы три месяца был "главным инвестбанкиром по России", я наконец получил первый "кусочек". Это был рыболовецкий флот, базирующийся в Мурманске, 300 километров севернее Полярного круга. И этот рыболовецкий флот, который назывался "Мурманский траловый флот", находился в каком-то хозяйственном споре с покупателем, и они наняли нью-йоркскую юридическую фирму, которая порекомендовал нанять инвестбанкира, который бы помог с приватизацией. Я пошёл в библиотеку в Solomon Brothers и обнаружил, что за 20 лет до этого Solomon Brothers совершали какую-то сделку по рыбе в Японии. Именно это я и вставил в свою презентацию для Мурманского траулерного флота, и мне позвонили и сказали – ты выиграл контракт, приходи договариваться о цене на наши посреднические услуги. Мы договорились о цене за переговоры. Оказалось, что они готовы заплатить 50 тысяч долларов за 2 месяца работы по приватизации. Ни один инвестбанкир не двинет пальцем за 50 тысяч долларов, ни за месяц, ни за два. Но это были первые деньги, которые я бы заработал, будучи "главным инвестбанкиром по России". Поэтому я принял дело. Я сел на самолёт в Мурманск, ужасное, далёкое место, действительно, просто ужасное место [смех в зале]…

Мы встретились с главой рыболовного флота, и я спросил его – что происходит, как я могу помочь? Он показал мне расчеты. У них было 100 кораблей, каждый корабль стоил новым 20 миллионов долларов, то есть 2 миллиарда в кораблях, возраст (амортизация) примерно 7 лет, значит, считаем 1 миллиард. И они пригласили меня изучить право менеджмента на приватизацию 51 процента флота за 2,5 миллиона долларов [смех в зале]. В общем, действительно лёгкое задание. Для того, чтобы давать советы по такому случаю, не обязательно быть MBA Стэнфорда [смех в зале]. Что больше – 5 миллионов или 1 миллиард?

И вот у меня опять началась эта химическая реакция, которая была в Польше. Я подумал – я хочу в этом участвовать. Первое, что я сделал после встречи, это не полетел в Лондон, а полетел в Москву.

Что если то, что нормально проходит с этим рыболовным флотом, проходит и по всей России? И оказалось, что вся Россия проходит через приватизационный процесс такого же типа. И вот чему я научился… В Москве я не знал ни единого человека, и не знал ни слова по-русски… У меня была только телефонная книга, справочник, изданный на английском для иностранцев. Я отмечал там нужных людей кружочками и встречался с ними. Я встретился примерно с 30 людьми. И за неделю я разобрался с тем, что происходит. Всё было очень просто. В стране были ваучеры, которые получил каждый гражданин. В стране 150 миллионов человек, каждый ваучер стоит 20 долларов. Всего 3 миллиарда долларов ваучерами. Их можно было обменять на 30 процентов всех российских активов. То есть в 1992 году вся Россия стоила 10 миллиардов долларов. Вся страна. Вся нефть, весь газ, весь металл, вообще всё. 10 миллиардов долларов. Вот это да! В этот момент я был переполнен адреналином. Было понятно, что это самая невероятная возможность вообще.

Итак, я вернулся в Solomon Brothers, где я работал, и сказал – слушайте, мы теряем время с этими делами по консалтингу за 50 тысяч долларов, нам надо вот это покупать, там отдают всё даром, золото бесплатно! На меня посмотрели, будто на сумасшедшего. Люди сказали: "Россия? Что? Инвестировать в Россию? Ты сумасшедший?"

Я не знал, какая политика внутри организации, и я говорил с одним человеком, с другим, но никто не хотел слушать. Я продолжал искать новых собеседников, что было именно тем, что не следовало делать в подобной организации. Раньше у нас были такие коллективные ланчи, где собирались люди одного возраста, и в конце концов меня туда перестали приглашать [смех в зале], никакой больше выпивки… Никто не хотел со мной встречаться, я был каким-то эксцентричным изгоем. И я не зарабатывал никаких денег для фирмы, эта угроза про "приносить в пять раз больше зарплаты" уже вот-вот должна была сработать. Я был в этой ужасной ситуации, я был непопулярен, становился изгоем, работа не ладилась, мне было плохо. И однажды мне позвонил один большой начальник из нью-йоркского офиса, ответственный за баланс фирмы, и сказал: "Я слышал, у тебя есть что сказать интересного о России. Почему бы тебе не приехать и не рассказать об этом?"

Я приготовил презентации в Пауэрпойнте в надежде как-то через это пройти, и, может быть, повернуть ситуацию в мою пользу.

Итак, я поехал в Нью-Йорк. Человек, с которым у меня была встреча, был очень странным типом. Никакой обходительности, ничего. Он был одним из самых успешных инвесторов в фирме, но никто не мог с ним долго работать в одной команде. Он был не тот, с кем можно вместе работать. Мы сели вместе. Я начал свою презентацию, показывая ему те числа, которыми я только что поделился с вами. Он не кивал головой, и вообще не показывал, что слушает и понимает, просто смотрел. Я продолжаю, Пауэрпойнт, страница за страницей, он не реагирует, вообще никак. Я начал беспокоиться. И где-то в середине презентации он просто встаёт и выходит из комнаты [смех в зале], не говоря ни единого слова. Я сидел и думал – это нехорошо, это, возможно, мой последний шанс всё сделать. И я сижу и думаю, что мне сказать, когда он вернётся, как спасти ситуацию. Это ведь моя мечта, оно должно работать вот так.

Тут он возвращается, и я не успеваю открыть рот, он говорит: "Это самая невероятная история, которую я слышал. Я только что ходил в комитет по рискам, и получил разрешение для тебя на размещение 25 миллионов долларов. Прекращай всю эту ерунду с инвестиционным банкингом, будем инвестировать вот сюда, это удивительно!"

Словно гора упала у меня с плеч. Я вернулся в Лондон, и я начал инвестировать. Мы организовали всё в Лондоне, потом я поехал в Москву, и начал инвестировать, вот эти 25 миллионов долларов. Для тогдашнего российского рынка это были огромные деньги.

Итак, мы инвестировали 25 миллионов долларов. И спустя 7 месяцев, это была середина 1994 года, в журнале "Экономист" появляется статья, где рассказывается о тех деталях, о которых я сейчас рассказал. Статья называлась "Распродажа века". И внезапно около 30 человек, просто богачи, и хедж-фонды, проснулись и сказали – о, боже, мы должны в это инвестировать! И они стали искать брокеров, или кого-то, кто мог инвестировать. И наше 25-миллионное портфолио за этот семимесячный период благодаря этой статье в "Экономисте" выросло в пять раз, да, в семь раз за пять месяцев, потому что внезапно эти 30 человек решили тоже начать покупать.

Итак, я получил 125 миллионов на вложенные 25. В те дни 100 миллионов были большими деньгами [смех в зале]. И вот внезапно все те парни, которые не хотели приглашать меня на ланчи и не хотели со мной общаться, стали подходить к моему столу и говорить: "Билл, как бы нам заняться этими русскими делами, я бы сам хотел прикупить бумаги…" Каждое утро, ну, человека четыре стояли возле моего стола, ждали моего приезда, чтобы получить совет, как заработать на России денег. Но что более важно, главные продажники, у которых были клиенты из больших хедж-фондов, стали приходить и говорить: "Бил, не хотел бы ты пoехать в Нью Йорк и встретиться с Джоржем Соросом?". Я, конечно, отказалcя [смех в зале]. "А, может ты встретишься с Джоном Темплтоном? Майклом Стайнхардом?"

Мне не было ещё и тридцати, и меня приглашали встретиться с самыми успешными инвесторами на Земле, чтобы я объяснил им, что я сделал в России.

Я побывал на этих встречах, показал свою презентацию. И все говорили: "Это самое удивительное, что я когда-либо слышал. Можем ли мы дать тебе денег, чтобы ты ими распорядился?" Я ответил – я вообще-то уже в бизнесе по управлению чужими деньгами, разрешите мне поинтересоваться у своих коллег, можем ли мы этим заняться. Я вернулся назад, и спросил своего начальника в Лондоне, можем ли мы что-то сделать для других. Он ответил – отличная идея, давай сформируем рабочую группу для её изучения [смех в зале]. Первая встреча – в ближайший понедельник.

И вот я прихожу на первое заседание рабочей группы. Там было столько людей, сколько в этой аудитории. На первое заседание пришло человек 50. При этом только двое в фирме знали что-то про Россию. Я посмотрел на людей в комнате. Там были управляющие, ответственные управляющие, главные ответственные управляющие, я был кем-то типа "младшего вице-президента", все эти люди спорили друг с другом, какой отдел фирмы получит кредит на мероприятия, кто получит деньги. Я смотрел вокруг и думал: "Одно я знаю точно – кто в результате вообще никаких денег не получит" [смех в зале].

Я сильно разозлился, потом думал несколько дней и сказал: "Я просто не могу этим заниматься". Я пошёл к начальнику торгового отдела и сказал: "Я ухожу, я хочу организовать свой собственный фонд". Он ответил: "Билл, ты сумасшедший, у тебя такая многообещающая карьера" [тихий смех в зале], но я сказал: "Извините, но я создаю свой собственный фонд".

И я ушёл из Solomon Brothers, и основал свой фонд – "Эрмитаж Кэпитал". Я вернулся ко всем этим известным парням на Уолл Стрит и спросил – вы будете инвестировать в фонд "Эрмитаж"? И один из тех, кого я встретил, был известный финансист Эдмонд Сафра, владелец "Republic National Bank of New York" . В мире частного банкинга его имя – легенда. Возможно, сейчас вы о нём не знаете, но если вы посмотрите на историю частного банкинга, этот человек – просто золото.

Эдмонд Сафра дал 25 миллионов долларов и стал моим первым инвестором, мы основали совместное предприятие. Он сказал – если ты справишься с работой с этими 25 миллионами, тогда я познакомлю тебя со всеми богатыми людьми в мире, успех будет грандиозным. Но сначала тебе надо сделать свою работу хорошо.

Итак, я переехал в Москву из Лондона в 1996 и начал инвестировать. И это было действительно очень интересно, потому что в 1996 году не было ни единого образованного инвестора с Уолл Стрит, находящегося в России. Много важных инвесторов сидело на Уолл Стрит, и много образованных брокеров с Уолл Стрит сидело в Москве, но ни одного инвестора. И что интересно – брокеры не занимались изучением того, на чём они могли заработать, покупая и продавая, то есть не изучали того, что представляло наибольший смысл. В конце концов ситуация складывалась так, что любые акции, которые изучили брокеры, стоили вдесятеро дороже тех акций, которые они не изучали – из той же самой индустрии. А покупать то, что брокеры не изучали, никто не хотел, потому что не было уверенности, а изучать процессы издали не получалось.

Тут нет ничего космически сложного, всё просто. Я сказал – вот я "в поле", я проведу своё собственное исследование. Что если мне навестить компанию, которая стоит вдесятеро дешевле подобной, которую уже "исследовали"? Я навестил нефтяную компанию, которая торговалась за одну десятую цены Лукойла, и пару других. И не было никакой разницы между этой компанией, и другими, для которых было исследование Credit Swiss. После посещения этих компаний я выяснил, что всюду одно и то же – одни и те же грубияны в управлении, ржавые нефтяные вышки, плохие налоговые инспекторы, всё одно и то же [смех в зале]. Но одна была вдесятеро дешевле другой. Но даже та, которая была вдесятеро дороже, всё равно стоила в десять раз дешевле западной нефтяной компании.

Я инвестировал в эти компании и было весело, когда за месяц я заработал 35 процентов. Не за год, за месяц [смех в зале]. И некоторые из клиентов Эдмонда Сафры прослышали, что он занимается этими горячими русскими делами, и тоже захотели участвовать. Они звонили, спрашивали: "А мы можем инвестировать в твой фонд?" Он ответил: "Нет, нет, мы не знаем этого парня, он может быть глупым, или мошенником, мы не знаем. Давайте подождём хотя бы годичных результатов. И тогда я впущу всех, но пока я не уверен в происходящем, я не хочу, чтобы моё имя было рядом, пока не станет ясно, что он – надёжный парень".

На следующий месяц мы заработали 40 процентов [смех в зале]. И люди, которые звонили Эдмонду, начали говорить: "Эдмонд, что ты пытаешься сделать? Это же 40 процентов! Мы бы могли заработать, если бы инвестировали!"

Люди стали на него злиться и говорить: "Слушай, Эдмонд, мы заберём свои деньги из твоего банка, если ты будешь таким алчным, не будешь нас впускать, а всё оставишь себе". Он и не мог себе представить, что его деловой риск будет связан не с тем, что я прогорю, а с тем, что я сработаю слишком хорошо. И все эти люди угрожали уйти из его банка, потому что он не впускал их.

Так или иначе, он отказался открыть фонд для внешних инвесторов. К концу первого года у нас было 100 миллионов долларов. Мы заработали 150 процентов. Следующий год был ещё лучше. Мы заработали 242 процента, это был 1997. Мы подняли 800 процентов по отношению к моменту запуска 18 месяцев назад. В моём фонде было больше миллиарда. Опять – это было время, когда миллиард что-то значил [смех в зале]. Я был самым большим инвестором на этом маленьком рынке. На первой странице Нью-Йорк Таймс напечатали статью о том, какой я умный [смех в зале]. Клиенты приглашали меня на свои яхты [смех в зале]. Мне было едва за тридцать, и я думал – всё получилось [смех в зале]. Каждое из этих событий порознь не было чем-то таким, что могло заставить начать опасаться – молодой человек чуть за тридцать, самый большой фонд на рынке, 800 процентов за 18 месяцев, клиенты на яхтах, статьи на первых полосах… чего было опасаться? Но я был слишком молод и слишком неопытен, чтобы это понять. В 1997 году начал падать азиатский рынок. У российского правительства были огромные долги.

После падения русского рынка на 90 процентов мой миллиард превратился в 100 миллионов. На яхты после этого приглашать перестали [смех в зале].

Но потом я обнаружил что-то гораздо более беспокоящее, чем факт потери 90 процентов денег. Компании, в которые я инвестировал, газовые и нефтяные компании в России, управлялись людьми, которые сейчас уже в достаточной степени попали в бессмертие – российскими олигархами. Небольшая группа, примерно 22 человека, владела большей частью этих компаний. Когда они считали, что им требуется доступ к западным капиталам, они соблюдали какие-то приличия. Но после того, как в России произошёл дефолт, и всё пошло к чёрту, никаких западных инвесторов не было бы в любом случае, и олигархам уже не надо было соблюдать приличия.

В 1998 и 1999 годах российские олигархи начали оргию воровства, которая была беспрецедентной в истории бизнеса. Они пытались заниматься абсолютно всеми типами воровства – покупкой контрольного пакета по заниженным ценам, разводнением акций, растратами и бог знает чем ещё. У меня был 1 или 2 процента этих компаний, и просто наблюдал, что все деньги, которые были у компаний, просто исчезали. И я должен был что-то решать. Или я собирался остаться там, и смириться с этим… или… в общем там был простой выбор: или уйти, или бороться. Я не мог просто стоять и смотреть. И мы решили бороться. И самая наша главная схватка была с Газпромом. Газпром известен на Западе 10 лет, а раньше о нём особенно не слышали. Газпром – самая большая газовая компания в мире. Она в 10 раз больше Эксона, в терминах запасов углеводородов. И в 1999 году Газпром продавал свои углеводородные резервы BP и Эксону со скидкой в 99,7 процента. Отчего такая большая скидка? Потому что все думали, что это ворованное.

Я на это посмотрел и подумал – неужели в компании размером в 10 Эксонов всё ворованное? Я собрал свою команду и сказал – а давайте проведём анализ Газпрома на предмет воровства. Они посмотрели на меня и спросили – как ты собираешься проводить анализ воровства? [смех в зале]. И мы стали думать, как провести такой анализ. Ещё когда я учился в Стэнфордской бизнес-школе, я понял, что нельзя вот так просто прийти в компанию и спросить – сколько вы воруете? Потому что они не ответят. Или сделают что похуже. Ты не можешь пойти к брокерам, потому что брокеры настолько заняты корпоративной работой в Газпроме, что последнее, что они будут делать, это говорить тебе, сколько там воруют. Но в Бостонской консалтинговой группе я чему-то научился. Если ты хочешь найти ответ на что-то такое, что нигде не записано, иди говорить с людьми. Вот чем занимаются консалтеры. И я сказал – давайте составим список всех людей, которые знают что-то о воровстве в Газпроме, давайте пригласим их на завтрак, на ланч, обед, на чай, кофе, и посмотрим, что мы можем узнать. Мы не знали, примет ли кто-то наши приглашения, и скажет ли нам что-то, но почему бы не попытаться?

В общем, мы организовали примерно 40 вот таких встреч за обеденным столом, и в основном люди согласились прийти, почему бы и нет? И мы обнаружили что-то очень интересное. В коммунистическое время самый богатый человек в России был, может, в 10 раз богаче самого бедного. Но к 1999 году самый богатый человек в России был в 250 тысяч раз богаче самого бедного. И это отравляло всю атмосферу в стране. Все ненавидели всех остальных, ненавидели богачей, ненавидели людей, которые воруют. Люди на этих встречах вываливали нам сокровенное обо всём этом жульничестве, о котором они знали. Мы записывали в блокноты разные истории о мошенничестве. Люди рассказывали нам интересное, очень интересное. Всё записывали. Исписали целый блокнот. Но откуда узнать, правда ли всё это?