Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Жизнь есть стремление к постоянству неко

"ПРО ТЕСТО" - Назло "БАЦЬКЕ" Отморозим Уши, или "БЕЛАРУСЬКАЛИЙ" Прекратил Добычу Руды


Производитель калийных минеральных удобрений «Беларуськалий» прекратил добычу руды. Об этом сообщает TUT.BY. Все шесть рудников остановлены. Также остановили свою работу три из четырех фабрик, последняя опустошает запасы руды со складов. Работникам предприятия угрожают увольнением.

[Spoiler (click to open)]



«На каждой площадке предприятия организованы стачкомы, от каждого выдвинут кандидат в общий стачком по “Беларуськалию”. Сегодня наши требования будут вручены генеральному директору. Он сказал, что хочет получить их лично в руки и что он будет на месте сегодня вечером», — рассказал один из работников предприятия.

Шахтеры планируют провести общее собрание на площади в Солигорске и после него направиться к гендиректору.

14 августа работники «Беларуськалия» выдвинули требования: организовать прозрачные президентские выборы, сохранить зарплату за последнюю неделю тем, кто выходил на протесты и был задержан, освободить всех политзаключенных и наказать виновных в насилии. Они пообещали остановить работу, если требования не будут выполнены.

17 августа коллектив предприятия собрал подписи за начало забастовки и заявил о подготовке к остановке шахт.

АВТОР БЛОГА

Ржунимагу с энтих беларусов...Вот точно я сказал давеча - ПОЛИТИЧЕСКАЯ БЕЗГРАМОТНОСТЬ - ДВИГАТЕЛЬ ПРОТЕСТА !

А еще лучше казав "бацька" - БУДЕТЕ БАСТОВАТЬ - ПОТЕРЯЕТЕ ПОЗИЦИИ НА РЫНКЕ....

И что? Как я уже сравнивал - туповатые, закормленные дети - им показали "видос из Калифорнии", и они подумали что "хде то лучше життя"!

Меня удивляет, насколько надо не понимать или не знать о том, что нынче происходит в мире, чтобы так вот вести себя...Кому хуже сделают рабочие? Себе же...

ОТКУДА ВЗЯТЬ ДЕНЕГ НА "ЗРЯПЛАТЫ", ЕСЛИ ПРОИЗВОДСТВО ОСТАНОВЛЕНО?! Дед Мороз или Пушкин - ХТО ДЕНЕГ ПРИНЕСЕТ?

Все таки наверное не зря всё это происходит, потому что то, что мы видим, ужасает...На каком уровне находится самосознание белорусского народа..Это действительно, последний живой островок СССР, как в хорошем так и в самом плохом смысле (жизнь за занавесом) Люди совершенно оторваны от всего мира, на разбираются в политике, экономике, современных технологий политической борьбы, и теперь им предстоит пройти этап обучения - искушения и выбора..

Другой вариант - это сознательная атака на предприятия, с целью устранения их позиций на рынке, подрыв экономики, и прочая диверсионно-подрывная деятельность евро-интервентов.

Но и тут они пользуются политической неграмотностью рабочей биомассы, этих карапузов в картузах, с наивными душами и детскими умами, которым наговорили с три короба и они уверовали..А самим пошевелить веществом - увы, не шевелится..

Ну что ж, все в этом мире от Бога, и плохое и хорошее, тем более что всё это существует лишь в нашем воображении. А сочетание ЗЛА и ДОБРА, в Божественной пропорции, дает БЛАГО...Так пожелаем же нашим белорусским братиям, аккуратно, без потерь, пройти этот этап взросления, и выйти из горнила испытаний подкованными и понимающими что почем!

И ДАЛЕЕ:

Забастовка рабочих «Беларуськалия», одного из важнейших предприятий Белоруссии, может повлиять на весь мировой рынок удобрений, пишет WSJ. От этого уже выиграли зарубежные конкуренты компании, акции которых растут на фоне угрозы сокращения поставок.

Забастовка на «Беларуськалии» — одном из крупнейших предприятий Белоруссии — может обернуться сокращением мировой добычи калийной соли за квартал на 3,5%, если стачка продлится две недели, сообщила The Wall Street Journal со ссылкой на оценку Scotiabank.

Завод контролирует примерно 20% мировых поставок калийных минеральных удобрений, а значит, нарушение работы компании может привести к колебаниям цен на удобрения, для производства которых используется калий, прогнозирует газета.

Сложность в том, что производители калия заключают долгосрочные контракты, поэтому сейчас сложно точно предсказать, каким будет влияние забастовки на цены. Но один немедленный эффект уже проявился: стали расти акции зарубежных конкурентов производителя — канадской Nutrien на 7% и израильской ICL Ltd. — примерно на 5%. Еще один крупный игрок на рынке — российский «Уралкалий», чьи акции не торгуются на бирже.

Некоторые аналитики, впрочем, допускают, что эффект от белорусских событий и не будет сильно значимым, поскольку рынок минеральных удобрений на протяжении последних нескольких лет был перенасыщен, добавила WSJ.

Добывающие мощности наращивались в ожидании увеличения спроса, которого не произошло. Сейчас калийная соль торгуется на уровне $220−275 за тонну.

Забастовка на «Беларуськалии», вероятно, обернется существенными потерями в первую очередь для белорусской экономики, предполагает газета. Предприятие принадлежит государству и играет ключевую роль в ВВП страны и мировом бизнесе удобрений, является крупным налогоплательщиком и источником иностранной валюты для бюджета.

«Это [забастовка] может стать смертельным ударом для Лукашенко», — заявил WSJ стратег компании по управлению активами BlueBay Asset Management Тим Эш.

В июле предприятие добыло 1,14 млн т калийной соли — это стало рекордным для него результатом за месяц. Согласно S&P, на «Беларуськалий» приходится 8,5% экспорта Белоруссии.

Выступления рабочих на «Беларуськалии» начались на прошлой неделе. Забастовку сотрудники объявили накануне. Во вторник «Беларуськалий» прекратил добычу руды на всех рудниках, заявил ТАСС председатель Белорусского независимого профсоюза Максим Позняков. При этом председатель Белхимпрофсоюза «Беларуськалия» Андрей Рыбак остановку производства в разговоре с РБК опроверг, сказав, что «какие-то безответственные товарищи подбивают людей».

Среди требований рабочих — признание выборов президента недействительными, отставка Александра Лукашенко и освобождение политзаключенных и задержанных в ходе протестов после выборов. Руководство попросило изложить требования письменно, но производство не останавливать. Гендиректор «Беларуськалия» Иван Головатый заявил в понедельник, что требования рабочих будут рассматриваться «в установленном порядке». Головатый отметил, что на предприятии работают 20 000 человек.

Работникам «Беларуськалия» при этом угрожают увольнениями за участие в забастовке, рассказал новостному порталу TUT.BY один из сотрудников предприятия. По его словам, руководство психологически давит на коллектив.

«Но сдаваться мы не собираемся. Подготовлены наши требования. На каждой площадке предприятия организованы стачкомы, от каждого выдвинут кандидат в общий стачком по «Беларуськалию», — отметил собеседник TUT.BY. Он добавил, что сегодня требования рабочих передадут гендиректору — он захотел получить их лично в руки и прибудет на предприятие вечером (отсюда)

АВТОР БЛОГА

И еще и еще повторюсь , никак не возьму в толк - откуда взять денег рабочим, если они остановили работу предприятия, и оно терпит колоссальные убытки..?  В том плане - САМИ ОНИ КАК ДУМАЮТ - ОТКУДА ВЗЯТЬ ДЕНЕГ? ..................и тут же пришел вопрос -  А ОНИ ДУМАЮТ, ВООБЩЕ?

ЗАГРАНИЧНОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ БАСТУЮЩИХ

В фонд для рабочих бастующих белорусских предприятий, которые могут финансово пострадать из-за забастовки, собрали более миллиона долларов. Об этом сообщает Tut.by.

Общая сумма пожертвований составила 1,1 миллиона долларов США (80 264 376 рублей). В первую очередь помощь получат рабочие Минского тракторного завода (МТЗ), Минского завода колесных тягачей (МЗКТ) и« ГродноАзота».

Инициатор сбора пожертвований Андрей Стрижак призвал руководителей других организованных заводских стачкомов просят «срочно обратиться для получения солидарной помощи от народа Белоруссии». «Сегодня как никогда важно поддержать каждого, кто лишился работы из-за своих убеждений, и протянуть руку солидарности с теми, кто хочет жить в свободной и демократической Белоруссии», — заявил он. (отсюда)

ЗА БОЧКУ ВАРЕНЬЯ И КОРЗИНУ ПЕЧЕНЬЯ

А вот тут интересный момент - вряд ли такую сумму можно было собрать (тем более так быстро!) внутри страны...Скорей всего это НКОшные деньги, из фондов...Мдя, вообще получается, что бастующие "плохиши" финансируются из за рубежа, на предмет обрушения экономики своей страны.Фактически "за печеньки" как и украинцы, продают Родину...




promo gilliotinus february 18, 2016 07:20 61
Buy for 10 tokens
Доброго времени суток, уважаемый пользователь! Этим постом мы начинаем знакомство с уникальнейшим документом давно минувшей эпохи (название его в заголовке статьи) Сам материал не каждому, возможно, будет "по зубам", но как говорит Спаситель, "царствие Божие достигается…

МИРОВОЙ ПЕРЕДЕЛ 18 века..ПЕРЕЗАГРУЗКА МАТРИЦЫ..БИБЛЕЙСКИЙ ПРОЕКТ..ЕВРЕИ..ИТОГИ ПЕРЕДЕЛА..(часть 2).

читать сначала - http://gilliotinus.livejournal.com/119321.html

СХЕМА

Сначала были устроены публичные диспуты между евреями и христианами (пусть расцветают 100 цветов). Но доказать, что мессия уже пришел, а значит, всемирная гармония наступила, было в принципе невозможно, и все диспуты были христианами с треском проиграны.


[НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ..]


И тогда евреям (поскольку они живут в христианской стране, почитающей завет Иисуса «отдай последнюю рубашку») запретили ростовщичество. Простые христиане, хорошо запомнившие позор идейного поражения, торжествовали. Но торжествовали только ПРОСТЫЕ христиане.
В кортесах поднялся шум, и королю напомнили о нерушимости конституций фуэрос, которым он публично присягал, и в дело вмешался Папа. Нет, он не мог тронуть иноверных евреев; Папа сделал намного больше. Обладающий высшей властью в делах совести, Папа попросту освободил короля от присяги конституциям фуэрос. Формально, это была вечная индульгенция на любое действие короля.
Однако депутаты уперлись. Каждый понимал: сегодня отберут бизнес у евреев, а завтра – у тебя. Депутатов поддержали и городские суды; конкуренты в лице Папы и церковного «правосудия» гражданских судей остро раздражали.
Ясно, что ситуация резко обострилась: депутатами тут же заинтересовалась инквизиция (в конце концов, убрали всех), непокорных судей начали жечь за ересь, а в городах и весях, под руководством священников начали готовиться отряды крестоносцев из народа для участия в Священной войне против гонителей Иисуса. Очень кстати пришлись и слухи об отравлении колодцев, а также о чародействе и святотатстве евреев.
Погромы были достаточно масштабны, чтобы оставшиеся в живых ростовщики поняли главное: в такой ситуации конституция им не гарантия, а суды - не защита, и разбились, на три основные группы:
- искренне принявшие христианство и продолжившие занятие ростовщичеством (теперь уже законно);
- притворно принявшие христианство и продолжившие занятие ростовщичеством;
- не сменившие веры, но доверившие формальное оформление дел крещеным родичам и доверенным христианам.
А едва значимая часть их крестилась или хотя бы передала формальное оформление дел знакомым христианам, «мышеловка» захлопнулась, и к делу подключилась инквизиция – теперь уже с полным правом. Крещеный иудей уже – христианин, а потому находится под юрисдикцией Священного Трибунала.



Понятно, что первыми попали под суд наиболее богатые персоны. Но судили их не за ростовщичество, главное обвинение: притворное крещение. Поводы - десятки мелких отступлений от местных как бы христианских обычаев, например, за то, что проверил остроту ножа ногтем. А после первых пыток, находились и более весомые показания. Оправдательных приговоров не было, но искренне раскаявшихся сжигали только после удушения. Судили и мертвецов (подробнее у Льоренте): откапывали, допрашивали и сжигали, как нераскаявшихся. Смысл действа прост: после осуждения имущество целиком переходило доносчику, церкви и короне. То есть, если семья целиком выехала в соседнюю страну, и допрашивать некого, можно было выкопать их дедушку и после допроса трупа реквизировать земли и дома уже на законном основании.
Когда основные деньги были изъяты, подчистили и «хвосты» - в 8-9 этапов, например, уцелевшим, бегущим из страны евреям запретили вывозить золото, серебро и сколько-нибудь ходовой товар.



Добро евреев упало в цене в сотни раз: дом отдавали за осла, а огромный сад - за рулон грубого полотна. Конфискованные у евреев ссудные лавки заняли монастыри, и ростовщичеством (теперь запретив его и христианам тоже) монопольно занялась Церковь. Финансовые цели Папы и Короны были достигнуты: пострадавшие от катаклизма бюджеты получили передышку.
А теперь главный вопрос – о «граблях».

«НАСТУПАЯ НА ГРАБЛИ»

Сколько раз нужно пережить массовое сожжение на кострах всей крещеной элиты народа, чтобы до евреев дошло, что призыв Церкви креститься – ловушка? Что цель крещения – не спасение душ заблудших евреев, а перевод их под юрисдикцию Трибунала? Ни за что не угадаете: с 224 по 1707 год евреев обманули 86* раз.

* дат массового крещения у меня меньше – 65, но это потому, что на некоторые годы приходится несколько актов массового крещения – в самых разных местах.

Думаю, даже самый недалекий человек понял бы, что это ловушка, с первого раза, просто потому, что так поступали по всей Европе, и было отлично видно, что это – не перегиб, а именно схема. Как хотите, но столь масштабная, тщательно подготовленная и тотально проведенная операция могла сработать лишь однократно, причем, только если делалась ОДНОВРЕМЕННО во всей Европе. А значит, ее следует датировать самой поздней датой, и в нашем случае это роковой 1707 год. Именно в этот год последняя партия насильно крещеных португальских евреев-беженцев прибыла в Бразилию.

«НАСТУПАЯ НА ГРАБЛИ» - ВТОРАЯ СЕРИЯ

Даже если допустить, что евреев обвели вокруг пальца 86 раз, да еще по одной и той же схеме, остается еще одно парадоксальное место – возвращения. Европа слишком большой регион, чтобы статистика выглядела корректной, поэтому возьмем ту же Германию. С 1243 по 1816 год (за 573 года) евреев изгоняли из немецких городов 140 раз, в среднем, каждые 4 года. Возвращались они 13 раз, то есть, в 9 % случаев. Перед нами простая арифметическая задачка: каждые 4 года изгоняют 100 % евреев, и 91 % из них уже не возвращаются. Сколько изгнаний потребуется, чтобы в Германии некого стало изгонять? Неужели 140 раз?
И, ладно, что статистика XIX-XX веков ясно показала: беженцы не возвращаются почти никогда. Мы даже допустим, что евреи каждый раз возвращались или что возвращались какие-то другие евреи, еще не проходившие этой «науки». Но остается проблема: как реэмигрантам опять войти в ссудный бизнес.
Все мы знаем, что «свято место пусто не бывает» (а в дебитных и кредитных операциях был огромный общественный спрос), и освободившаяся после изгнания евреев ниша должна была заполниться мгновенно – другими людьми. И вернувшиеся 9 % от прежнего числа евреев должны были этих, уже вросших в бизнес людей вытеснить – все 139 раз! Иначе регулярно издаваемые запреты на ростовщичество для евреев будут выглядеть странно. Разумеется, НИКАКИХ сведений о вытеснении евреями банкиров-христиан нет. И не может быть. И даже не потому, что новая, теперь уже христианская финансовая элита стала бы несменяемой.
Евреи не могли вернуться в ссудный промысел потому, что НИ ОДИН клиент не станет иметь дело с финансовой сетью, вышибаемой из бизнеса каждые 4 года – с треском, а главное, с ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ КОНФИСКАЦИЯМИ.
Свидетельства о бесконечных антисемитских мерах лучше многого другого говорят о подложном характере истории Европы.

ДЕНЬГИ – НЕ ГЛАВНОЕ

Однако у Церкви и Короны была еще одна цель – на порядок важнее еврейских денег как таковых. Эту цель можно вычислить; ее никто особо и не скрывает, просто ее, увы, как-то не замечают. Вот ключевая подборка, на первый взгляд, ничего особого не сообщающих нам сведений о неких долгах.

1182. Филипп Август Французский изгоняет евреев из наследственных провинций и берет одну треть своих (их) долгов (of their debts).
1194. «Ordinances of the Jewry» принят в Англии для регистрации еврейских долгов.
1198. Многих баронов северной Франции освободили от их долгов еврейским кредиторам.
1215. Великая хартия вольностей Англии ограничивает права короны в еврейских долгах.
1263. Англия. Со вспышкой войны бароны приняли меры, чтобы удалить все следы задолженности королю или более высоким баронам.
1264. Массовые убийства евреев в Англии; восстание баронов против Генриха III.
1481. Испания. Первый акт, исходящий от севильской инквизиции, приказывающий арестовывать беглых новохристиан. Она угрожает герцогам, маркизам, графам, баронам и сеньорам лишением титулов, почестей и владений (за помощь крещеным евреям).

СУТЬ ДЕЛА
(на примере Арагона и Кастилии)

Репрессии евреев жестко связаны с природной и экономической катастрофой, переделом власти в парламентах и войной грандов против короля. Гранды имели на это безусловное феодальное право, и деньги на войну брали как раз у евреев. На каком-то этапе эти займы, позволяющие грандам нанимать отряды и подкупать членов кортесов, стали ключевым ресурсом. Король начал проигрывать ПО ДЕНЬГАМ, но сделать ничего не мог.
Ростовщики поддерживали феодальные свободы городов, цехов и грандов. Разумеется, гранды понимали, зачем Папа и Корона насели на евреев, и обороняли их права, как могли – с оружием тоже. Но внезапные всенародные погромы «в тылу» под руководством священников, смерти, испуг и массовое крещение уцелевших евреев, они контролировать не могли.
Конечно, ни погромы, ни крещение евреев, ни даже их сожжение на кострах, не могли остановить войну грандов с королем. Некоторые даже сочли смерть своих ростовщиков удобным случаем забыть о долгах. А теперь вспомним, что главным имуществом ростовщика является не дом, не сад, и даже не золото; главное имущество ростовщика – долговые обязательства дебиторов, а проще говоря, расписки – по сути, ликвидные «ценные бумаги». И вот, по закону это имущество «притворно крестившихся» банкиров уходило в пользу Церкви и Короны, и в какой-то момент гранды узнали, что у их расписок появился новый хозяин, – тот самый король, с которым они воюют.
Не признать безукоризненно оформленные долги, да еще когда в составе кредиторов не запуганный ростовщик, а Корона, Папа и Святая Инквизиция, было сложно. Этот момент отлично виден в Валенсии, когда воюющие стороны внезапно словно смешались в кучу, и снова распались - на совершенно новые коалиции. И, судя по контексту, большая часть грандов, таки признала, что должна. Так и появился Абсолютизм.

ПРИЧИНА ВСЕНАРОДНОГО ГНЕВА

Ростовщичество само по себе вызвать массовую ярость не способно; в ссудном деле никто тебя за руку не тянет: не нравится, не бери. Плюс, широкие народные массы стремятся хранить запасы натурпродуктом и по возможности избегают общения с процентами, ставками и котировками – даже сейчас, в XXI веке. Представить провансальского крестьянина XIII века, оформляющего кредит, лично я не в состоянии.
Однако мы видим исключительно жестокие расправы над евреями, и это значит, что какая-то важная деталь в хрониках не выпячивается. Эта деталь известна, и это вовсе не ростовщичество; это откуп. Именно откуп и есть та самая главная «привилегия», об отмене которой для евреев, старательно избегая расшифровки, пишут комментаторы.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ. «Откуп — система сбора с населения налогов и других государственных доходов, при которой государство за определённую плату передаёт право их сбора частным лицам (откупщикам).
В руках откупщиков часто накапливались огромные богатства, так как собранные ими налоги и сборы с населения в 2-3 раза превышали средства, вносимые в казну».
Согласитесь, что 2-3-кратные поборы взбесят, кого угодно. Плюс, налоги это и есть то, чего ни крестьянин, ни мелкий горожанин избежать не в состоянии (в отличие от ссуд). Это, если угодно, 2-3-кратный капкан. И, разумеется, все не так просто.

ПАРАДОКСЫ ОТКУПА

У меня нет ни малейших сомнений в том, что в период погромов поборы имели именно этот порядок, но… 2-3-кратных налогов ни одна страна выдержать не в состоянии. Вот набор неизбежных управленческих кошмаров:
Первый кошмар: дополнительные затраты неизбежно вкладываются в цену товара (иначе рухнет производство).
Второй кошмар: адекватный таким поборам рост цен неизбежно ведет к голоду и мятежам (а это для власти – сплошная головная боль).
Третий кошмар: стабильный рост цен на товары делает экономику особенно уязвимой для экспансии производителей из соседних стран.
Четвертый кошмар: рост цен всегда означает падение покупной способности королевской монеты (в сытые годы буханка стоит медяк, а в голодные – золотой), а это – реальный удар по государственному бюджету.
Пятый кошмар: голод, инфляция, мятежи, пустая казна, экспансия соседей – верный путь к смене власти, возможно, инспирированной из-за рубежа.

Как хотите, но ни один король не позволит брать откупщику 2-3-кратный налог – просто потому, что это КОРОЛЕВСКИЙ налог. Изменить его размер означает посягнуть на королевские полномочия. Ясный пример: откуп вина в России. Цитата: «Откупщики обязывались продавать вино по той же цене, по какой они получили его от казны, платя, сверх того, откупную сумму». Маржа кабатчиками делалась на сопутствующих товарах и услугах, а разрешение устанавливать свои цены на водку русские откупщики (князья Долгорукие, Потемкины, Гагарины) получили довольно поздно, уже в XIX веке. То есть, даже Потемкины не рисковали взвинчивать цену против царской цены, пока не получили высочайшее разрешение. Так откуда в энциклопедии появилось утверждение о 2-3-кратных поборах?
Все просто: источником дохода для откупщика королевских налогов был небольшой, но стабильный процент тех, кто не мог заплатить налоги в срок. Потому что занимал этот бедолага «до получки» у ростовщика – из той же команды, что и откупщик. Вопрос в том, сколько именно команда могла на этом заработать – достаточно ли, чтобы загнанные в угол дебиторы взбесились? Неужели и впрямь 200-300 процентов?

РАЗМЕР ССУДНОГО ПРОЦЕНТА

Сведения о ссудном проценте в античности и средневековье столь же противоречивы и фантастичны, сколь и хронология. Возьмем Англию.

В 1545 году в Англии законодательно установлена предельная норма в 10 %.
В 1624 году в Англии предельная норма – 8 % годовых.
В 1651 году в Англии предельная норма – 6 % годовых.
В 1714 году в Англии предельная норма – 5 % годовых.

А теперь вспомним, что в эпоху расцвета географических открытий испанские короли смело брали с конкистадоров пятину (20 %), а Церковь – со всех – десятину (10 %). А английский ростовщик – 5-8 %? Но самая дикая ложь – размер ссудного процента в 1714 году. В 1710-1712 годах в Англию хлынули орды беженцев из пережившей климатический коллапс Европы, а ссудный процент – в разгар высочайшего спроса на ссуды – еще раз упал. Столь же подозрительно или тенденциозно большинство сведений о ссудном проценте.
ЦИТАТА: «В периоды нехватки капитала в Средиземноморье ставки ссудного процента вырастали до 25-50 % по денежным ссудам и до 33,3 % - по зерновым ссудам». А в периоды благополучия? Молчок. Ведь понятно, что если ставки по зерновым ссудам (в самом урожайном регионе мира) настолько высоки, это означает острый спрос на хлеб, то есть, описан период угрозы голода, а для экономики это - не норма.
ЦИТАТА: XII век. «В Германии ставка по кредитам не превышала 36%, однако ставка за просроченный кредит могла доходить до 100% и выше». «Не превышала» - это понятно, а «не падала ниже» где?
ЦИТАТА: «В средневековой Германии разрешалось взимать от 21 до 43 %». А 20 % - в благополучные годы – уже не разрешалось?
ЦИТАТА: «Максимальный процент, разрешенный частным ростовщикам на путях из Скифии в Египет, был около 33 % - с хлеба и примерно 20 % с кредитованного серебра». А минимальный был каков? Ведь перед нами опять описан период дефицита хлеба; в такой ситуации ссудный процент всегда будет завышен против нормы.
А ТЕПЕРЬ ГЛАВНАЯ ЦИТАТА: «В городах Германии ставки достигали 100-200 % и более: так, в Линдау в 1348 г. ростовщики взимали по ссудам свыше 216 % годовых».

Перед нами классический случай ставки (100 %) за просроченный кредит; 200 % это уже дважды просроченный кредит. И если такая ставка применяется ко всем, это означает гиперкризис. На это же указывает и дата: 1348 год – самый разгар Черной смерти, голода и погромов. То есть, и 100, 200 и 216* % - никакая не норма, это самый, что ни на есть, крайний случай. Тот самый, что мы ищем.

* цифра 216 – остатки старой системы счета; в свое время в рубле было именно 216 копеек. Поскольку десятичной системы в Европе 1348 года еще не знали, символ «%», скорее всего, поставлен здесь историками неверно.

ЧТО ПРОИЗОШЛО НА САМОМ ДЕЛЕ

Эти последние цифры – 216 % в 1348 году (период самой страшной эпидемии Черной смерти в истории) и есть ключ к истине. Климатический коллапс вмиг сделал ВСЕХ дебиторов неплатежеспособными, и тандем «откупщики-ростовщики» оказался в западне, из которой нет выхода.
Напомню, что деньги ростовщика не берутся из воздуха: все эти деньги были отданы ему на сохранение и приумножение, и ростовщик определяет дальнейший ссудный процент именно на этих условиях. Коллапс сделал эти деньги востребованными, а ростовщики оказались неспособными отдать их в полном объеме: те, кто взял у них ссуды, были уже разорены.
Здесь удобное место кое-что прояснить. Если королевская пятина составляла 20 % от стоимости урожая, то ссудный процент на погашение пятины в голодный год (20-33 %) составлял от 4 до 6,6 % от стоимости урожая. Это много, но еще не фатально. Катастрофа начинается, когда включаются ставки за просроченный кредит – 100 % (то есть пятина целиком) за год. Через четыре года крестьянин должен будет отдать урожай полностью: пятую часть королю и четыре пятых – ростовщику (не откупщику).
Это еще не означало краха системы. Да, процент за просроченные ссуды резко возрастал, но в перспективе ВСЕ владельцы долговых расписок должны были получить намного больше. Пострадать должны были только должники из нижней части пирамиды, обреченные продать дома и хозяйство более успешным соседям, а сыновей – Церкви, на кастрацию для хора. Но голод все длился и длился, как минимум, 5-6 лет подряд, и проценты росли и росли, и, в конце концов, у ростовщиков и откупщиков – в виде новых расписок – скопились такие дикие объемы виртуальной власти, что принадлежать им она уже не могла.

НЕИЗБЕЖНОСТЬ УЗУРПАЦИИ

Скажу банальность: любой кризис способствует централизации власти. Экономический кризис ведет к росту власти крупных финансистов, а политический (военный, в том числе) – к росту власти крупных политических групп. Это общее правило: для узурпатора, чем хуже, тем лучше. Если мелкому торгашу нужна платежеспособная публика, то узурпатору – напротив – неплатежеспособная, в силу этой неплатежеспособности отдающая главное – свои свободы. В нашем случае рухнули свободы феодальные.
Бессмысленно спорить, как распорядились бы расписками ростовщики, не произойди то, что произошло – крещение и ограбление. Имеет смысл оценить, а как распорядились этой колоссальной властью те, в чьи руки она, в конце концов, угодила.

ЧЕТЫРЕ ИТОГА ПЕРЕДЕЛА

1. Тотальная узурпация колоссальных по значению долговых расписок в руках всего лишь двух структур – Церкви и Короны – сделала их положение монопольным. Так появился Абсолютизм – один над всеми, и так появилась Вселенская Церковь.
2. Личная свобода человека стала товаром. Обычно деревня выкупает своего родича всем миром – это общее правило для варварских сообществ. Но теперь, когда ВСЯ деревня в долгах, она естественным образом поступает в распоряжение одного из кредиторов: крупного помещика из когорты монарха, самого монарха или Церкви.
3. Христианская Церковь оказалась хозяйкой трети всего имущества и трети крестьян. Эта треть упоминается в истории трех церквей – Католической, Русской Православной и Православной Коптской (Эфиопской).
4. Возникло новые явление «государственные крепостные». Подчеркну, это не то же, что личные крестьяне короля. Никаким иным способом, кроме массовых конфискаций в пользу казны, создать эту огромную социальную прослойку было невозможно.

Если видеть все это, становится объяснимо следующее:
1. Государственный и церковный характер исторического антисемитизма
2. Государственный и церковный характер массового закрепощения крестьян
3. Фрейдистский остаток в виде тезиса о евреях, думавших захватить мир
По сути, перед нами реальные механизмы концентрации власти, актуальные и теперь.

ЭКОНОМИКА ПЕРЕДЕЛА

В ситуации затяжного общеевропейского голода продукты питания стали для казны недоступны, а королям предстояло и воевать, и содержать аппарат управления. Этим, на мой взгляд, и объясняется приказ насильно крестить морисков – испанских мусульман. Дело в том, что мусульмане не платили десятины, а специальный налог «за иноверие» платили своим грандам, а не королю. Крещение решило оба вопроса: мориски под угрозой сожжения были вынуждены платить десятину, а гранды лишились «мусульманского» налога, а значит, и денег для ведения войны с короной.



Этим же я объяснил бы указ об изгнании избежавших крещения морисков. Выдворяли их морским путем, через порт Коронья, в основном, а потому весь их скот остался в Испании. Думаю, беженцы отдавали стада по приемлемым для королевских скупщиков ценам.



Именно этим объясняются испанские указы о введении фиксированных цен и передаче дел о контрабанде в руки инквизиции. До узурпации власти короной каждый гранд мог торговать, с кем хотел, плюс брал таможенные сборы за провоз чужих товаров по своей территории. Теперь подобные операции, минующие казну короля, стали контрабандой, то есть, делом, подсудным уже не гражданским судам под контролем кортесов, а Трибуналу Святой инквизиции. К чему это приводило, понятно: вчерашних купцов, неожиданно для себя ставших контрабандистами, сжигали, как еретиков, а склады, товары, транспорт и сами торговые сети переходили в руки Церкви и Короны.
Обязаны были пострадать от действий Короны и частные скупщики. В условиях голода к ним должна была перейти колоссальная власть. Поскольку у крестьянина редко заводится звонкая монета (а только монетой и принимали налоги), расплатиться с налогами крестьянам помогали именно скупщики скота и зерна.
Возникла нетерпимая для молодой центральной власти ситуация: ей нужны хлеб и мясо, чтобы кормить армию, отбивающую атаки грандов, но налоги ей откупщики отдают упавшей в цене монетой. При этом скупщики, находящиеся в плотных деловых отношениях с ростовщиками и откупщиками, предлагают выкупленный у крестьян (в счет налогов и долгов) товар по рыночной цене голодного времени.
Если бы ростовщиков не трогали, все пошло бы естественным образом: люди взяли бы ссуды, питание еще больше подорожало бы, переместилось на столы тех, кто побогаче, но не пропало бы совсем. Король, скорее всего, проиграл бы войну, а Испания после выхода из кризиса продолжила бы жить в мире кондового, привычного всем феодализма с его кортесами, привилегиями и конституциями фуэрос. Именно так пережил трудные времена исламский мир: в Османской Порте и мамлюкском Египте не было ни сожжений мытарей-греков, ни погромов ростовщиков-евреев. Османы и мамлюки повели себя с подданными достаточно честно. Результат вам известен: обе страны застряли в полуфеодальном типе управления и экономики. Поэтому не будем скорбеть, что нарождающиеся абсолютные монархии Европы пошли иным путем и провели подлинную административно-финансовую революцию.
Подчеркну, единственное событие, пригодное на то, чтобы спровоцировать подобный переворот, - это природная катастрофа и прорыв Гибралтарского пролива 1707-1711 годов. И произойти он мог только один раз и только по всей Европе – одновременно – как и крещение евреев, как и Крестовый поход.

източнег - http://oko-planet.su/history/historynew/page,11,63945-a-g-stepanenkoistoriya-afery-ch-1.html
GILL

Правила игры

Все должны покупать американские долги. Ведь США пытаются разрушить не только нашу страну. И разрушали в прошлом другие страны. Таблица основных кредиторов Штатов очень наглядна.

1. Из первой дюжины стран, вкладывающих в экономику США, присутствует, например, Китай, попытка разрушения которого прекрасно видна на примере Гонконга. Но китайские коммунисты продолжают покупать долговые обязательства США. Правда, уже не так активно, как ранее. Но, учитывая общий «вес» китайской экономики в финансовом мире, – весьма весомо (первое место).

2. Не менее интересно и второе место Японии в этом списке. Страна, столкнувшаяся с катастрофой на «Фукусиме», была вынуждена продолжать тратить доходы на выкуп бумаг США вместо того, чтобы тратить их на ликвидацию последствий аварии. Что трежери Штатов «надежнее» развития японской экономики и ликвидации «набело» последствий радиоактивной катастрофы? Выходит, что так.

А если добавить сюда тот факт, что Япония сама имеет колоссальный госдолг, равный 200% ВВП (у США около 100%), то ее поведение вообще похоже на идиотизм. Япония берет в долг, чтобы полученные средства... дать в долг США.

3. Очень интересно третье место среди владельцев американского госдолга у Бельгии. Вот уже сверхдержава, вот уж где экономика! Или «Бельгия» – это просто псевдоним для мировых банкиров, которые под этим «псевдонимом» выкупают долги США, чтобы на вид все казалось прекрасно.

4. Четвертое место офшоров не менее наглядно. Представьте себе: страны, «ворующие» налоговые деньги у США и других государств, вкладывают их обратно... в бумаги США. Это как если бы пираты хранили свои деньги не в песке необитаемых островов, а в британских банках, в то время когда британские капитаны их бы вешали на реях.

5. Далее идет ОПЕК. Ну, тут все понятно. Катар, саудиты и прочие «сверхдержавы», усеянные американскими военными базами, обязаны скинуться на эти самые базы. Все чинно и благородно. Вокруг стран ОПЕК, на Ближнем Востоке, все пылает, а заигрывания США с Ираном вызывают беспокойство у «нефтяных шейхов». Но ведь покупают, не артачатся.

6. Шестое место Бразилии, одной из стран учредителей БРИКС, Банк развития которого, созданный в 2014 году, – это «проба пера» по созданию альтернативных МВФ банковских инструментов. Почему Бразилия покупает трежери? Да потому, что только что там бразильцы протестовали... против футбольного чемпионата. За спокойствие надо платить.

7. Далее – Швейцария. Вот ей-то зачем покупать американские долги, если ее валюта и ее долговые бумаги в бушующем мире всегда считались сверхнадежными? Ни в Первой, ни во Второй мировой войне не участвовали, валюта не падала. Оставалась крепкой экономика. Но если хочешь и в Третьей мировой не участвовать, то надо покупать госдолг США...

8. Великобритания. Тут все ясно. Англосаксы помогают друг другу. Великобритания берет в долг, как Япония, чтобы помочь США и отдать эти средства в долг им. Почему? Потому что рухнут Штаты – и западный мир останется без дубины.

9. Далее опять «мощнейшая экономика» – Люксембург. Страна-то с гулькин этот самый, а накупила американских долгов больше, чем Россия. Зачем – вопрос риторический. Еще один псевдоним мировых банкиров, еще один европейский финансовый центр. Кто был в Люксембурге, то знает – там вообще одни банки. Практически других зданий там нет.

10. Россия на 12-м месте, а у нас получается цифра 10. Кого-то пропустили? Вероятно. В любом случае нужно указать, что главным владельцем госдолга США является сама Федеральная резервная система (ФРС).

А что Россия? Позиция России никак не может быть охарактеризована как «особо предательская» по отношению к своему народу. Где-то там... на 12-м месте...

Почему же первая дюжина стран держателей долговых обязательств США ведет себя так неразумно? Все просто. Обычный расчет баланса потенциальных рисков.

Ущерб от потери части бюджета, уходящего в трежери, несоизмеримо меньше ущерба от прямого столкновения с США, которое неизбежно, если переформатирование мировой финансовой системы произойдет одномоментно и по политическому произволу Штатов.

4

Прежде чем уходить от доллара напрямую, необходимо соблюсти следующие условия.

1. Создание мировой торговли не за доллары в объеме, способном не обрушить экономики «уходящих» стран, чем Россия и Китай усиленно сейчас и занимаются, переводя где только можно взаимную торговлю на юани и рубли.

2. Создание финансовых контрагентов (банки, фонды и так далее), работающих в зоне торговли шире, чем долларовая. Россия и Китай создают совместные банки и проводят между собой недолларовые операции.

3. Создание экономических союзов, ориентированных на российский и китайский рынки, которые способны стать для них заменой глобальных. Евразийский союз, БРИКС – это именно «про это».

4. Чисто российская проблема: реформа финансовой сферы (национализация рубля, суверенная эмиссия).

5. Окончание военной реформы – Россия и Китай усиленно перевооружаются.

Решение этих проблем в совокупности и позволит уйти от системы, которая всех в мире уже «достала», которая рушится на наших глазах и которая тормозит развитие России.



http://nstarikov.ru/blog/46322
GILL

Браудер.Лекция в Стенфорде.

http://www.youtube.com/watch?feature=player_detailpage&v=84MsRuC-1l8 - видео на английском

http://www.warandpeace.ru/ru/commentaries/view/82254/ -  перевод


В чём вы можете быть уверены, так это в том, что то, что я вам сейчас расскажу, в этой аудитории вам больше никто не расскажет. Позвольте мне начать с небольшого рассказа о самом себе. В Стэнфорде я был 20 лет назад, и на самом деле я приехал на встречу по случаю 20-летия выпуска. И вот я подумал, а не поделиться ли мне с вами тем, о чём я думал, когда сам сидел там, где сейчас находитесь вы, 20 лет назад. Возможно, когда вы услышите мою речь, у вас возникнет один вопрос – как так получилось, что этот парень из Чикаго с американским акцентом начал с того, что был крупнейшим инвестором в российскую экономику, а закончил тем, что стал одним из самых больших врагов российского государства? [смех в зале]

Позвольте мне рассказать, как это всё случилось.

Действительно, я американец из Чикаго, но я происхожу из очень необычной семьи. Мой дед, тоже американец, Ёрл Браудер, вырос в Канзасе, в Вичите. В двадцатых годах семья потеряла дом на ферме, и он стал работать на заводе. К рабочим на заводе относились плохо, и дед организовал профсоюз, что получилось у него очень хорошо. После работы в Вичите он пошёл вверх, сначала в Канзас-сити, потом в Нью-Йорк. А в Нью-Йорке вокруг носились разного рода коммунисты. Коммунисты заметили его и сказали – вот талантливый парень, давайте пригласим его в Москву. И вот так в 1927 году коммунистическая партия пригласила его в Москву. Он переехал в Москву, там, в Москве, познакомился с моей бабушкой, и там родился мой отец. В 1932 году коммунистическая партия послала его обратно в Америку, чтобы сделать генеральным секретарём, руководителем коммунистической партии Америки, на следующие 13 лет [смех в зале]. Вот такой у меня дед.

В пятидесятых началась эра Маккарти, я уверен, вы все об этом знаете. До этого, в 45 году, деда выгнали с поста генерального секретаря за идею о том, что коммунизм и капитализм могут существовать вместе. К несчастью, многие из его последователей в Восточной Европе были убиты. Ему повезло, он жил в Америке и не был убит. Но его деятельность расследовал Маккарти, и у него были тяжёлые времена, несмотря на то, что в середине пятидесятых его выгнали из коммунистической партии.

Вот такая у меня семья.

Потом дела поправились. Я родился в 1964 году, мне 45 лет. Я вырос в университетском комьюнити на южной стороне Чикаго, и я был совершенно обычным американским ребёнком. И когда я стал подростком, как это часто случается в американских семьях, я решил бунтовать против своей семьи. Но как бунтовать против семьи коммунистов [смех в зале]? Я скажу, как я бунтовал. Я одел костюм, галстук и стал бизнесменом. Большего издевательства над собой мои родители не могли и представить [смех в зале]. И я пошёл в бизнес-школу Стэнфорда.

И вот я сидел в этих аудиториях, два года, как многие из вас делают, будут делать, и делали раньше. Я ходил на brown bag lunches [перерывы на обед или ланч, во время которых делаются неформальные доклады], на собрания, куда приходили рекрутеры, пытаясь решить, что я буду делать со своей жизнью. И что-то казалось неправильным. Хотя я бунтовал против семьи, становясь бизнесменом, я не чувствовал, что делаю всё правильно. И по мере того, как я всматривался в себя, думая о том, что мне делать со своей жизнью, каково моё уникальное конкурентное преимущество, чем я лучше других людей, которые тоже хороши, умны, амбициозны, я думал – да, я, конечно, бизнесмен, но я также и внук генерального секретаря коммунистической партии [смех в зале]. Это и есть моё конкурентное преимущество.

И так получилось, что в 1989 году пала Берлинская стена. И так у меня появился шанс делать бизнес в бывших коммунистических странах. И только подумайте – ни один из людей, которых я знал, ни один человек во всём мире не был заинтересован в том, чтобы это делать. Я пытался искать работу по созданию бизнеса в Восточной Европе. И все говорили мне – зачем ты это делаешь, в Восточной Европе нет никакого бизнеса. А я всё искал и искал работу. Мне предлагали нормальную, мэйнстримовую работу, но я хотел делать бизнес в Восточной Европе. И в конце концов я получил работу в Бостонской консалтинговой группе в Лондоне. Один из эксцентричных совладельцев сказал мне – у нас нет пока никаких дел в Восточной Европе, но ты будешь там нашим человеком, будешь главой восточноевропейского направления [смех в зале]. Я ответил – прекрасно, лучше не бывает.

Итак, я поехал в Лондон, начал работать в Бостонской консалтинговой группе. И действительно, спустя несколько месяцев мы начали работу в Восточной Европе. Эта работа – завод по производству автобусов в Польше, на юго-востоке. Шесть часов от Варшавы на машине, на польско-украинской границе. Производство практически было остановлено, продажи упали на 90 процентов. Там каким-то образом оказался Всемирный банк, и он сказал: "Нам тут нужен консалтинг". Бостонская консалтинговая группа выдвинула предложение: "У нас есть эксперты по автобусам, по производству, по всем вопросам", и Всемирный банк ответил: "Прекрасно, шлите экспертов". И вот они послали меня, работника, не проработавшего и года, можно сказать, только что из Стэнфорда.

И так я получил это падающее автобусное предприятие. Ясно, что для предприятия, у которого продажи упали на 90 процентов, нет никакой надежды, надо сокращать 90 процентов персонала, если хочешь остаться в бизнесе. Задача была не из приятных. Но пока я сидел в этом маленьком городе в 6 часах от Варшавы, случилась одна вещь. Я заметил, что в газете внутри однажды были какие-то финансовые отчёты. Я спросил своего переводчика, потому что не знал ни слова по-польски, что это за финансовые отчёты. Он ответил, что это первая приватизация, проводимая польским правительством. Я сказал: "О, это интересно". Я спросил – а это что за строка? А это? И мы стали выписывать числа. В общем, продавалось семь польских компаний по цене в половину их заработка за прошедший год.

Не то чтобы я был самым лучшим студентом в Стэнфорде, но даже не самый лучший студент может понять, что купить компанию за половину её годового заработка – в этом есть смысл [смех в зале]. У меня не было много денег, я не из богатой семьи, но к этому моменту я накопил 40 тысяч долларов. И взял все свои сбережения, то есть 40 тысяч долларов, перевёл их в польские злотые, подал заявки, и купил доли в приватизируемых предприятиях. За следующие 12 месяцев я заработал в 10 раз больше. Если вы когда-нибудь на чём-нибудь зарабатывали в 10 раз больше, чем вы потратили, то вы знаете, что у вас в организме вырабатывается какое-то вещество [смех в зале], и хочется, чтобы это вещество выработалось снова. И я понял, что нашёл своё призвание – заниматься приватизацией в Восточной Европе.

Сейчас перепрыгнем вперёд на 2 года. Я оказался в Solomon Brothers. Там я получил работу инвестбанкира. Solomon Brothers больше не существуют, они стали частью Ситигруп, и Ситигруп тоже в общем не существует, или почти существует, как хотите. Те из вас, кто читал замечательную книгу Liar’s Poker , а если кто не читал, вы должны прочитать, имеют представление о корпоративной культуре в Solomon Brothers, которая довольно, скажем так, своеобразна.

Итак, я получил работу в Solomon Brothers. В моё первый день в Solomon Brothers в качестве инвестбанкира по Восточной Европе мне дали мои визитные карточки, стол, и сказали – ты должен зарабатывать фирме впятеро больше, чем тебе платят, или тебя уволят. За работу!

Никаких обучающих программ, никаких наставников, никаких намёков, что делать. Впятеро больше зарплаты, или тебя уволят. Я слышал о приватизации Венгерских авиалиний. И над этим уже работала какая-то команда. Я пришёл в конференц-зал, где должно было быть собрание команды. На меня посмотрели и спросили – что ты тут делаешь? Я ответил – я пришёл помочь. Мне ответили – нам твоя помощь не нужна, тут обо всём позаботятся, пожалуйста уходи. Они не хотели делиться со мной своим пятикратным подъёмом, я бы просто сделал их жизнь труднее.

Всё, Венгрия отпала. Через пару дней я услышал про приватизацию польского телекома, и попытался туда пристроиться. Мне сказали – даже и не думай подходить близко к Польше [смех в зале]. Я подумал – как же мне выжить в этой фирме? Тут все такие недружелюбные. Как же я тут выживу? И тут мне пришла в голову мысль. Время – 1992 год. В России не было никаких работающих инвестбанков. И никто из фирмы поэтому не пытался защитить свою полянку. И вот тогда я объявил себя "инвестбанкир, отвечающий за Россию" [смех в зале]. Я объявил, и ждал, пока кто-то будет возражать, но никто не возражал, там не было никаких денег, ничего не происходило.

И вот после того, как я как бы три месяца был "главным инвестбанкиром по России", я наконец получил первый "кусочек". Это был рыболовецкий флот, базирующийся в Мурманске, 300 километров севернее Полярного круга. И этот рыболовецкий флот, который назывался "Мурманский траловый флот", находился в каком-то хозяйственном споре с покупателем, и они наняли нью-йоркскую юридическую фирму, которая порекомендовал нанять инвестбанкира, который бы помог с приватизацией. Я пошёл в библиотеку в Solomon Brothers и обнаружил, что за 20 лет до этого Solomon Brothers совершали какую-то сделку по рыбе в Японии. Именно это я и вставил в свою презентацию для Мурманского траулерного флота, и мне позвонили и сказали – ты выиграл контракт, приходи договариваться о цене на наши посреднические услуги. Мы договорились о цене за переговоры. Оказалось, что они готовы заплатить 50 тысяч долларов за 2 месяца работы по приватизации. Ни один инвестбанкир не двинет пальцем за 50 тысяч долларов, ни за месяц, ни за два. Но это были первые деньги, которые я бы заработал, будучи "главным инвестбанкиром по России". Поэтому я принял дело. Я сел на самолёт в Мурманск, ужасное, далёкое место, действительно, просто ужасное место [смех в зале]…

Мы встретились с главой рыболовного флота, и я спросил его – что происходит, как я могу помочь? Он показал мне расчеты. У них было 100 кораблей, каждый корабль стоил новым 20 миллионов долларов, то есть 2 миллиарда в кораблях, возраст (амортизация) примерно 7 лет, значит, считаем 1 миллиард. И они пригласили меня изучить право менеджмента на приватизацию 51 процента флота за 2,5 миллиона долларов [смех в зале]. В общем, действительно лёгкое задание. Для того, чтобы давать советы по такому случаю, не обязательно быть MBA Стэнфорда [смех в зале]. Что больше – 5 миллионов или 1 миллиард?

И вот у меня опять началась эта химическая реакция, которая была в Польше. Я подумал – я хочу в этом участвовать. Первое, что я сделал после встречи, это не полетел в Лондон, а полетел в Москву.

Что если то, что нормально проходит с этим рыболовным флотом, проходит и по всей России? И оказалось, что вся Россия проходит через приватизационный процесс такого же типа. И вот чему я научился… В Москве я не знал ни единого человека, и не знал ни слова по-русски… У меня была только телефонная книга, справочник, изданный на английском для иностранцев. Я отмечал там нужных людей кружочками и встречался с ними. Я встретился примерно с 30 людьми. И за неделю я разобрался с тем, что происходит. Всё было очень просто. В стране были ваучеры, которые получил каждый гражданин. В стране 150 миллионов человек, каждый ваучер стоит 20 долларов. Всего 3 миллиарда долларов ваучерами. Их можно было обменять на 30 процентов всех российских активов. То есть в 1992 году вся Россия стоила 10 миллиардов долларов. Вся страна. Вся нефть, весь газ, весь металл, вообще всё. 10 миллиардов долларов. Вот это да! В этот момент я был переполнен адреналином. Было понятно, что это самая невероятная возможность вообще.

Итак, я вернулся в Solomon Brothers, где я работал, и сказал – слушайте, мы теряем время с этими делами по консалтингу за 50 тысяч долларов, нам надо вот это покупать, там отдают всё даром, золото бесплатно! На меня посмотрели, будто на сумасшедшего. Люди сказали: "Россия? Что? Инвестировать в Россию? Ты сумасшедший?"

Я не знал, какая политика внутри организации, и я говорил с одним человеком, с другим, но никто не хотел слушать. Я продолжал искать новых собеседников, что было именно тем, что не следовало делать в подобной организации. Раньше у нас были такие коллективные ланчи, где собирались люди одного возраста, и в конце концов меня туда перестали приглашать [смех в зале], никакой больше выпивки… Никто не хотел со мной встречаться, я был каким-то эксцентричным изгоем. И я не зарабатывал никаких денег для фирмы, эта угроза про "приносить в пять раз больше зарплаты" уже вот-вот должна была сработать. Я был в этой ужасной ситуации, я был непопулярен, становился изгоем, работа не ладилась, мне было плохо. И однажды мне позвонил один большой начальник из нью-йоркского офиса, ответственный за баланс фирмы, и сказал: "Я слышал, у тебя есть что сказать интересного о России. Почему бы тебе не приехать и не рассказать об этом?"

Я приготовил презентации в Пауэрпойнте в надежде как-то через это пройти, и, может быть, повернуть ситуацию в мою пользу.

Итак, я поехал в Нью-Йорк. Человек, с которым у меня была встреча, был очень странным типом. Никакой обходительности, ничего. Он был одним из самых успешных инвесторов в фирме, но никто не мог с ним долго работать в одной команде. Он был не тот, с кем можно вместе работать. Мы сели вместе. Я начал свою презентацию, показывая ему те числа, которыми я только что поделился с вами. Он не кивал головой, и вообще не показывал, что слушает и понимает, просто смотрел. Я продолжаю, Пауэрпойнт, страница за страницей, он не реагирует, вообще никак. Я начал беспокоиться. И где-то в середине презентации он просто встаёт и выходит из комнаты [смех в зале], не говоря ни единого слова. Я сидел и думал – это нехорошо, это, возможно, мой последний шанс всё сделать. И я сижу и думаю, что мне сказать, когда он вернётся, как спасти ситуацию. Это ведь моя мечта, оно должно работать вот так.

Тут он возвращается, и я не успеваю открыть рот, он говорит: "Это самая невероятная история, которую я слышал. Я только что ходил в комитет по рискам, и получил разрешение для тебя на размещение 25 миллионов долларов. Прекращай всю эту ерунду с инвестиционным банкингом, будем инвестировать вот сюда, это удивительно!"

Словно гора упала у меня с плеч. Я вернулся в Лондон, и я начал инвестировать. Мы организовали всё в Лондоне, потом я поехал в Москву, и начал инвестировать, вот эти 25 миллионов долларов. Для тогдашнего российского рынка это были огромные деньги.

Итак, мы инвестировали 25 миллионов долларов. И спустя 7 месяцев, это была середина 1994 года, в журнале "Экономист" появляется статья, где рассказывается о тех деталях, о которых я сейчас рассказал. Статья называлась "Распродажа века". И внезапно около 30 человек, просто богачи, и хедж-фонды, проснулись и сказали – о, боже, мы должны в это инвестировать! И они стали искать брокеров, или кого-то, кто мог инвестировать. И наше 25-миллионное портфолио за этот семимесячный период благодаря этой статье в "Экономисте" выросло в пять раз, да, в семь раз за пять месяцев, потому что внезапно эти 30 человек решили тоже начать покупать.

Итак, я получил 125 миллионов на вложенные 25. В те дни 100 миллионов были большими деньгами [смех в зале]. И вот внезапно все те парни, которые не хотели приглашать меня на ланчи и не хотели со мной общаться, стали подходить к моему столу и говорить: "Билл, как бы нам заняться этими русскими делами, я бы сам хотел прикупить бумаги…" Каждое утро, ну, человека четыре стояли возле моего стола, ждали моего приезда, чтобы получить совет, как заработать на России денег. Но что более важно, главные продажники, у которых были клиенты из больших хедж-фондов, стали приходить и говорить: "Бил, не хотел бы ты пoехать в Нью Йорк и встретиться с Джоржем Соросом?". Я, конечно, отказалcя [смех в зале]. "А, может ты встретишься с Джоном Темплтоном? Майклом Стайнхардом?"

Мне не было ещё и тридцати, и меня приглашали встретиться с самыми успешными инвесторами на Земле, чтобы я объяснил им, что я сделал в России.

Я побывал на этих встречах, показал свою презентацию. И все говорили: "Это самое удивительное, что я когда-либо слышал. Можем ли мы дать тебе денег, чтобы ты ими распорядился?" Я ответил – я вообще-то уже в бизнесе по управлению чужими деньгами, разрешите мне поинтересоваться у своих коллег, можем ли мы этим заняться. Я вернулся назад, и спросил своего начальника в Лондоне, можем ли мы что-то сделать для других. Он ответил – отличная идея, давай сформируем рабочую группу для её изучения [смех в зале]. Первая встреча – в ближайший понедельник.

И вот я прихожу на первое заседание рабочей группы. Там было столько людей, сколько в этой аудитории. На первое заседание пришло человек 50. При этом только двое в фирме знали что-то про Россию. Я посмотрел на людей в комнате. Там были управляющие, ответственные управляющие, главные ответственные управляющие, я был кем-то типа "младшего вице-президента", все эти люди спорили друг с другом, какой отдел фирмы получит кредит на мероприятия, кто получит деньги. Я смотрел вокруг и думал: "Одно я знаю точно – кто в результате вообще никаких денег не получит" [смех в зале].

Я сильно разозлился, потом думал несколько дней и сказал: "Я просто не могу этим заниматься". Я пошёл к начальнику торгового отдела и сказал: "Я ухожу, я хочу организовать свой собственный фонд". Он ответил: "Билл, ты сумасшедший, у тебя такая многообещающая карьера" [тихий смех в зале], но я сказал: "Извините, но я создаю свой собственный фонд".

И я ушёл из Solomon Brothers, и основал свой фонд – "Эрмитаж Кэпитал". Я вернулся ко всем этим известным парням на Уолл Стрит и спросил – вы будете инвестировать в фонд "Эрмитаж"? И один из тех, кого я встретил, был известный финансист Эдмонд Сафра, владелец "Republic National Bank of New York" . В мире частного банкинга его имя – легенда. Возможно, сейчас вы о нём не знаете, но если вы посмотрите на историю частного банкинга, этот человек – просто золото.

Эдмонд Сафра дал 25 миллионов долларов и стал моим первым инвестором, мы основали совместное предприятие. Он сказал – если ты справишься с работой с этими 25 миллионами, тогда я познакомлю тебя со всеми богатыми людьми в мире, успех будет грандиозным. Но сначала тебе надо сделать свою работу хорошо.

Итак, я переехал в Москву из Лондона в 1996 и начал инвестировать. И это было действительно очень интересно, потому что в 1996 году не было ни единого образованного инвестора с Уолл Стрит, находящегося в России. Много важных инвесторов сидело на Уолл Стрит, и много образованных брокеров с Уолл Стрит сидело в Москве, но ни одного инвестора. И что интересно – брокеры не занимались изучением того, на чём они могли заработать, покупая и продавая, то есть не изучали того, что представляло наибольший смысл. В конце концов ситуация складывалась так, что любые акции, которые изучили брокеры, стоили вдесятеро дороже тех акций, которые они не изучали – из той же самой индустрии. А покупать то, что брокеры не изучали, никто не хотел, потому что не было уверенности, а изучать процессы издали не получалось.

Тут нет ничего космически сложного, всё просто. Я сказал – вот я "в поле", я проведу своё собственное исследование. Что если мне навестить компанию, которая стоит вдесятеро дешевле подобной, которую уже "исследовали"? Я навестил нефтяную компанию, которая торговалась за одну десятую цены Лукойла, и пару других. И не было никакой разницы между этой компанией, и другими, для которых было исследование Credit Swiss. После посещения этих компаний я выяснил, что всюду одно и то же – одни и те же грубияны в управлении, ржавые нефтяные вышки, плохие налоговые инспекторы, всё одно и то же [смех в зале]. Но одна была вдесятеро дешевле другой. Но даже та, которая была вдесятеро дороже, всё равно стоила в десять раз дешевле западной нефтяной компании.

Я инвестировал в эти компании и было весело, когда за месяц я заработал 35 процентов. Не за год, за месяц [смех в зале]. И некоторые из клиентов Эдмонда Сафры прослышали, что он занимается этими горячими русскими делами, и тоже захотели участвовать. Они звонили, спрашивали: "А мы можем инвестировать в твой фонд?" Он ответил: "Нет, нет, мы не знаем этого парня, он может быть глупым, или мошенником, мы не знаем. Давайте подождём хотя бы годичных результатов. И тогда я впущу всех, но пока я не уверен в происходящем, я не хочу, чтобы моё имя было рядом, пока не станет ясно, что он – надёжный парень".

На следующий месяц мы заработали 40 процентов [смех в зале]. И люди, которые звонили Эдмонду, начали говорить: "Эдмонд, что ты пытаешься сделать? Это же 40 процентов! Мы бы могли заработать, если бы инвестировали!"

Люди стали на него злиться и говорить: "Слушай, Эдмонд, мы заберём свои деньги из твоего банка, если ты будешь таким алчным, не будешь нас впускать, а всё оставишь себе". Он и не мог себе представить, что его деловой риск будет связан не с тем, что я прогорю, а с тем, что я сработаю слишком хорошо. И все эти люди угрожали уйти из его банка, потому что он не впускал их.

Так или иначе, он отказался открыть фонд для внешних инвесторов. К концу первого года у нас было 100 миллионов долларов. Мы заработали 150 процентов. Следующий год был ещё лучше. Мы заработали 242 процента, это был 1997. Мы подняли 800 процентов по отношению к моменту запуска 18 месяцев назад. В моём фонде было больше миллиарда. Опять – это было время, когда миллиард что-то значил [смех в зале]. Я был самым большим инвестором на этом маленьком рынке. На первой странице Нью-Йорк Таймс напечатали статью о том, какой я умный [смех в зале]. Клиенты приглашали меня на свои яхты [смех в зале]. Мне было едва за тридцать, и я думал – всё получилось [смех в зале]. Каждое из этих событий порознь не было чем-то таким, что могло заставить начать опасаться – молодой человек чуть за тридцать, самый большой фонд на рынке, 800 процентов за 18 месяцев, клиенты на яхтах, статьи на первых полосах… чего было опасаться? Но я был слишком молод и слишком неопытен, чтобы это понять. В 1997 году начал падать азиатский рынок. У российского правительства были огромные долги.

После падения русского рынка на 90 процентов мой миллиард превратился в 100 миллионов. На яхты после этого приглашать перестали [смех в зале].

Но потом я обнаружил что-то гораздо более беспокоящее, чем факт потери 90 процентов денег. Компании, в которые я инвестировал, газовые и нефтяные компании в России, управлялись людьми, которые сейчас уже в достаточной степени попали в бессмертие – российскими олигархами. Небольшая группа, примерно 22 человека, владела большей частью этих компаний. Когда они считали, что им требуется доступ к западным капиталам, они соблюдали какие-то приличия. Но после того, как в России произошёл дефолт, и всё пошло к чёрту, никаких западных инвесторов не было бы в любом случае, и олигархам уже не надо было соблюдать приличия.

В 1998 и 1999 годах российские олигархи начали оргию воровства, которая была беспрецедентной в истории бизнеса. Они пытались заниматься абсолютно всеми типами воровства – покупкой контрольного пакета по заниженным ценам, разводнением акций, растратами и бог знает чем ещё. У меня был 1 или 2 процента этих компаний, и просто наблюдал, что все деньги, которые были у компаний, просто исчезали. И я должен был что-то решать. Или я собирался остаться там, и смириться с этим… или… в общем там был простой выбор: или уйти, или бороться. Я не мог просто стоять и смотреть. И мы решили бороться. И самая наша главная схватка была с Газпромом. Газпром известен на Западе 10 лет, а раньше о нём особенно не слышали. Газпром – самая большая газовая компания в мире. Она в 10 раз больше Эксона, в терминах запасов углеводородов. И в 1999 году Газпром продавал свои углеводородные резервы BP и Эксону со скидкой в 99,7 процента. Отчего такая большая скидка? Потому что все думали, что это ворованное.

Я на это посмотрел и подумал – неужели в компании размером в 10 Эксонов всё ворованное? Я собрал свою команду и сказал – а давайте проведём анализ Газпрома на предмет воровства. Они посмотрели на меня и спросили – как ты собираешься проводить анализ воровства? [смех в зале]. И мы стали думать, как провести такой анализ. Ещё когда я учился в Стэнфордской бизнес-школе, я понял, что нельзя вот так просто прийти в компанию и спросить – сколько вы воруете? Потому что они не ответят. Или сделают что похуже. Ты не можешь пойти к брокерам, потому что брокеры настолько заняты корпоративной работой в Газпроме, что последнее, что они будут делать, это говорить тебе, сколько там воруют. Но в Бостонской консалтинговой группе я чему-то научился. Если ты хочешь найти ответ на что-то такое, что нигде не записано, иди говорить с людьми. Вот чем занимаются консалтеры. И я сказал – давайте составим список всех людей, которые знают что-то о воровстве в Газпроме, давайте пригласим их на завтрак, на ланч, обед, на чай, кофе, и посмотрим, что мы можем узнать. Мы не знали, примет ли кто-то наши приглашения, и скажет ли нам что-то, но почему бы не попытаться?

В общем, мы организовали примерно 40 вот таких встреч за обеденным столом, и в основном люди согласились прийти, почему бы и нет? И мы обнаружили что-то очень интересное. В коммунистическое время самый богатый человек в России был, может, в 10 раз богаче самого бедного. Но к 1999 году самый богатый человек в России был в 250 тысяч раз богаче самого бедного. И это отравляло всю атмосферу в стране. Все ненавидели всех остальных, ненавидели богачей, ненавидели людей, которые воруют. Люди на этих встречах вываливали нам сокровенное обо всём этом жульничестве, о котором они знали. Мы записывали в блокноты разные истории о мошенничестве. Люди рассказывали нам интересное, очень интересное. Всё записывали. Исписали целый блокнот. Но откуда узнать, правда ли всё это?

GILL

Уничтожение банковской системы Кипра сравнили с убийством эрцгерцога Фердинанда


Интервью с сайта http://goldenfront.ru. Англоязычный оригинал - здесь.

Очередное интервью Джима Синклера (Jim Sinclair) Эрику Кингу из King World News:

Эрик Кинг: «Удивительно, что лишь полтора дня назад ты заявил на King World News (KWN), что «Путин бросил вызов Международному валютному фонду, который, кстати, расположен в Вашингтоне и сам по сути является Вашингтоном. Так что в смысле Холодной войны Вашингтон противостоит Москве и Москва выиграла этот раунд. Суть в том, что Лагард (Lagarde) бросила вызов Путину, но Путин, как это сделал бы русский гроссмейстер, поставил мат ей и МВФ». Через несколько часов после того как эта новость появилась на KWN, квартиру Лагард обыскала полиция».


Джим Синклер: «Важно отметить, сколько продолжалось дело, из-за которого на апартаменты Лагард был совершен полицейский рейд. Это дело 20-летней давности, так что все это куда больше, чем простое совпадение. Я также добавлю, что заявление главы ФРС о том, что он не будет вновь назначен на свою должность и не примет нового назначения, тоже совсем не совпадение…

По сути, катастрофа только что вызванная МВФ на Кипре сравнима с убийством эрцгерцога Фердинанда, которое положило начало Первой мировой войне. Это важнейшее историческое событие. Крупные СМИ и эксперты говорят, что события на Кипре – это «буря в стакане воды». Это совершенно неправильно».

Эрик Кинг: «Понятно, что с Лагард теперь занимаются из-за того, что натворил МВФ, но ты говорил о вероятности дестабилизации всего Запада. Ты говоришь, что им нельзя здесь оступиться, но что ты скажешь о ситуации с Бернанке?»

Джим Синклер: «Ставка была на то, что они передвинут бремя финансирования, необходимого банкам банкротам, на вкладчиков и прочь от центральных банков. То есть на вкладчиков и от количественного смягчения. Это также предлагается в Новой Зеландии и Испании, но в крохотных количествах. Очевидно, что воровство не приемлемо в любых размерах, но на Кипре мы имеем дело с 10% и это огромные деньги.

Это была историческая ошибка, потому что содеянное Лагард и МВФ (на Кипре) потенциально разрушило все усилия Бернанке. Это также потенциально свело на нет старания всех центробанков, использовавших количественное смягчение для поддержания суверенной платежеспособности.

Если бы задумка Лагард удалась, правительствам было бы легко, а вкладчикам тяжело. До настоящего момента вкладчики страховались именно так – просто чтобы им не приходилось нести убытков. Этот был «супер клей», на котором держалась возможность экономического выздоровления. Все это теперь под угрозой из-за Лагард и МВФ.

Полицейский рейд и дело 20-летней давности напрямую связаны с колоссальной ошибкой на Кипре. Это также напрямую связано с намеком Бернанке о том, что он не будет вновь занимать пост главы ФРС после окончания срока его полномочий.

Катастрофа, вызванная МВФ на Кипре, поставила под угрозу каждый доллар, который ЦБ мира направили на поддержание суверенной платежеспособности. Это колоссально. Когда МВФ послал Кипр к черту, он послал к черту весь мир. Западный финансовый мир теперь действительно может пойти к черту и Бернанке это знает».

Эрик Кинг: «То есть ущерб, нанесенный МВФ на Кипре, заставляет Бернанке сказать: «Выпустите меня».

Джим Синклер: «Это историческое событие – одно из важнейших и крупнейших за всю мою более чем 50-летнюю карьеру на рынках. Все настолько серьезно и глава ФРС говорит: «Они обгадили всю мою работу, к черту их – я не хочу быть главой ФРС, когда все это начнется».

Goldenfront: Напоминаем нашим читателям, что автор романа «Неделимая» Трой Грайс (Troy Grice) в своем интервью год назад назвал отставку Бернанке моментом, когда он обратит свои пенсионные сбережения в наличные…
========================================================================================================================================
Русский десант высаживается на Кипр...



мар. 19, 2013 07:15 pm
Хм, самая свежая новость, связанная с намерениями кипрских властей обложить однократным налогом вкладчиков в местных банках - русский десант начал высаживаться на Кипре.
Нет, речь не идет о военнослужащих.
Как передает тутошнее агентство новостей "Блиц", ссылаясь на сайт "Болгарские новости", расположенный на Кипре и посвященный проблемам болгар, проживающих или работающих там, сегодня в аэропорту Ларнаки наблюдается настоящее нашествие частных российских самолетов - в страну в сопровождении множества охранников и разных зверообразных бандитских морд прибывают крупные вкладчики из РФ. Настроены они более чем решительно - никто своих денег кипрскому ворью отдавать не собирается.
( Свернуть )
Именно с продолжающимся воздушным десантом, по мнению сайта, и связано сегодняшнее решение кипрского парламента отложить голосование вопроса об экспроприации десятины со счетов клиентов. Киприоты до смерти напуганы - русские грозятся разнести остров в куски, а своих банкиров - не институции, а конкретных людей - призвать к ответке. А тут, принимая во внимание настрой и методы действия россиян, выбор небольшой: или возвращаешь мне все мои деньги, или жди очереди из калашника. И не забывай при этом, что у тебя есть и семья...
Кипрские банкиры с ужасом осознают, насколько снизился их шанс на жизнь.
Если от соседей по острову - турков - греков-киприотов защищают части ООН и две английские базы, от русской пули защиты нет - ни у себя в стране, ни по всему миру. Люди, сумевшие урвать-накопить-вывезти из РФ сотни миллионов и миллиарды, за ценой расплаты не постоят. И от нее не спасут ни Брюссель, ни прочие евробюрократы, ни Ангела Меркель - самая рьяная сторонница конфискации части накоплений клиентов.
По разным данным, вклады россиян на Кипре варьируются от 20 до 35 млрд. евро.
Минимум, что будет изъято государством - два миллиарда евро.
Сумма, стоящая, чтобы ее владельцы объединили усилия в борьбе за сохранение своих денег. А при таком варианте не исключено, что личные армии российских богатеев совсем спокойно устроят на Кипре переворот или минимум отстрел воровской банковской сволочи. Что встретит полную поддержку простого населения - ведь благосостояние кипрского народца полностью зависит от иностранных туристов и вкладчиков. И если они побегут - Кипр ожидает самый большой кризис со времен кипрско-турецкой войны семидесятых годов. Более того - наступит полная жопа.
Ну что ж, как тут не вспомнить классическое "спасение утопающих - дело рук самих утопающих". Раз российское правительство кошмарить и усмирять Кипр не намерено, за дело берутся российские граждане, напрямую от действий беспредельщиков пострадавшие.
GILL

В. ЖУКОВСКИЙ: АДМИНИСТРАЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА ПЫТАЕТСЯ УСИЛИТЬ СВОЙ КОНТРОЛЬ НАД ЦЕНТРОБАНКОМ




В. Жуковский: Администрация Президента пытается усилить свой контроль над Центробанком
Либералы пугают, что участие государства в совете директоров Банка России будет   трактоваться как потеря его независимости, что «поставит под угрозу активы ЦБ в случае предъявления международных судебных исков к правительству» («тонко намекая» на иск по «библиотеке Шнеерсона»)
В качестве жупела, помимо иска хасидов, «либералы-глобализаторы» используют негативный пример правительства Венгрии, которое попыталосьвзять Центральный банк под контроль, но быстро сдалось под давлением «глобальных финансовых властей». Еще либералы пугают, что попытка контролировать действия ЦБ «затруднит создание в России Международного финансового центра».
Между тем, планы ввести представителей государства в структуру ЦБ продолжают воплощаться. Необходимые изменения в законодательство, подготавливаемые Минфином и ФСФР,  будут внесены к 1 апреля в Государственную Думу. Впрочем, в планируемые поправки внесены оговорки, что направленные в ЦБ чиновники «не будут заниматься денежно-кредитной политикой регулятора».
Сегодня, согласно закона «О Центральном банке Российской Федерации (о Банке России)» ЦБ РФ «не является органом государственной власти, вместе с тем его полномочия по своей правовой природе относятся к функциям государственной власти, поскольку их реализация предполагает применение мер государственного принуждения». Т.е. по сути надгосударственной системой управления, которой обязаны все подчиняться. При этом 75 статья Конституции предусматривает, что денежная эмиссия в РФ осуществляется исключительно ЦБ, а защита и обеспечение устойчивости рубля является основной функцией регулятора, которую последний осуществляет независимо от других органов государственной власти. Тем не менее, представители правительства в настоящее время присутствуют на заседаниях ЦБ с правом совещательного голоса.
Ситуацию с Центральным банком России комментирует экономист и инвестиционный аналитикВладислав Жуковский:
Не удивительно, что в очередной раз газета «Ведомости» опубликовала материал, посвященный Центральному банку. В последнее время складывается ощущение, что газета превратилась в канал по сливу информационных уток и организации кому-то необходимых утечек информации. Через «Ведомости» шло однобокое освещение взглядов Сергея Глазьева по вопросу необходимости пересмотра  подходов к денежно-кредитной и налогово-бюджетной политике.  Через это же издание идет активная дискуссия  по поводу «независимости» Центробанка и недопустимости повышения контроля за ним со стороны правительства. Создается впечатление, что газета «Ведомости» является информационным полигоном, где развертывается борьба между либеральным кланом, более 17 лет контролирующим российский Центробанк, и патриотично настроенными учеными и экспертами. Которые хотят превратить Банк России в полноценный институт развития российской экономики и вывести его из статуса филиала Федеральной резервной системы США.
Совершенно очевидно, что тезисы, высказанные якобы «анонимными» или «проверенными» источниками в Центральном банке, являются информационной «уткой». Сами по себе тезисы относительно того, что Центральный банк может якобы потерять свою независимость от органов исполнительной власти в случае, если в совет директоров будут введены представители министерства финансов, министерства экономики, либо любого другого ведомства, - это глупость. Это попытка навести «тень на плетень», попытка сохранить неподотчетность Банка России государству и обществу.
Это попытка зацементировать тот бардак в денежно-кредитной политике, который наблюдается уже второе десятилетие – под псевдонаучные лозунги о необходимости «борьбы с инфляцией» и «накопления подушки безопасности» денежные власти вкупе с Минфином поддерживают искусственный дефицит денег в экономике и многолетний инвестиционный кризис.
В законе о Центробанке ясно написано, что Банк России не несет никакой ответственности по долгам и обязательствам Российской Федерации, так же, как и Российская Федерация не несет ответственности по обязательствам Центробанка России. Даже если бы политическому руководству страны удалось делегировать хотя бы нескольких представителей в совет директоров, который является реальным исполнительным органом по разработке и реализации кредитной политики, то никакой угрозы независимости Центробанка это бы не несло. Этот шаг лишь усилил бы координацию между кредитной политикой, проводимой Центробанком, и общей финансово-экономической политикой, проводимой в Российской Федерации.
Отсылки на то, что Центробанк может выступить в роли ответчика по искам в связи с библиотекой Шнеерсона, если российские чиновники окажутся в совете директоров, - это полная глупость, хотя бы потому, что существуют так называемый Наднациональный банковский совет, в который входят представители Государственной Думы, Совета Федерации, Президента и Правительства. Если бы у кого-то за рубежом, то есть в США или Европе, которые реально контролируют российский Центробанк, было желание привлечь его в качестве ответчика по судебным искам, они давно бы это могли сделать. Более того, если финансово-политические элиты Старого света и США решат оказать экономическое давление на Российскую Федерацию, то они смогут это сделать и без присутствия членов правительства в совете директоров.
Достаточно вспомнить примеры с так называемыми «диктаторскими» режимами на Ближнем востоке (Ливия, Египет, Тунис), которые продемонстрировали, что в случае возникновения политической и финансовой необходимости активы Центробанка замораживаются в течение нескольких суток. Не зависимо от того, являются ли они формально зависимыми от государства, и ничто не помешает тем же США в случае необходимости привлечь к ответственности российский Центробанк по любому надуманному предлогу. Именно в США, в ФРС находится основная штаб-квартира международного финансового капитала. И именно там принимаются решения о том, что и как должен делать Банк России. Начиная от вопросов количественного ограничения прироста денежной массы и заканчивая тем, каким образом размещаются средства российской нефтегазовой «кубышки» – средств Резервного фонда и ФНБ.
Сама по себе дискуссия вокруг внедрения членов правительства в совет директоров, с моей точки зрения, это попытка администрации Президента усилить свой контроль над Центробанком. Банк России уже давно управляется не правительством России, а извне: ФРС США, возможно, из Евроцентробанка, либо Банка международных расчетов, который является Центробанком Центробанков и штаб-квартирой мировых ростовщиков. Это хорошо видно по тем документам, которые принимаются российским Центробанком, и по проводимой им денежно-кредитной политике, которая душит экономический рост, поддерживает дефицит денег в экономике и срывает президентские указы от 7 мая по модернизации экономики и отраслевой деверсификации.
Именно совет директоров является штаб-квартирой российского Центробанка, он разрабатывает основные направления единой государственной денежно-кредитной политики, принимает денежную программу, которая определяет ключевые параметры эмиссионной политики и объём предложения денег в экономике. Тогда как Национальный банковский совет, который создавался Владимиром Путиным еще в начале 2000-х годов и был попыткой замкнуть на Администрацию Президента рычаги контроля над Центробанком, к сожалению,провалился, выродившись в совещательный орган, который вообще не несет никакой ответственности за действия Центробанка.
Складывается впечатление, что Путин понимает, что экономика страны катится под откос. Мы имеем сильнейшее затухание экономического роста за последние 4-5 лет. В январе текущего года зафиксированы минимальные темпы рота экономики (на 1,6%), спад в промышленности (-0,8%) и в обрабатывающих производствах (-0,3%). Срывается принятый Правительством на ближайщие 3 года федеральный бюджет, срываются майские указы Президента по модернизации экономики, по созданию 25 миллионов рабочих мест, по наращиванию нормы капитальных вложений в экономику до 25% от ВВП. 
Президент понимает острую необходимость радикального пересмотра кредитно-денежной политики, проводимой в стране, и пытается через правительство усилить контроль и подотчетность Центробанка перед Администрацией Президента и правительством. Президент понимает, что без насыщения экономики деньгами, без повышения доступности инвестиционных ресурсов, снижения ставки по кредитам, никакой модернизации в стране не будет, и российская экономика угаснет. Шумиха вокруг Центробанка напоминает борьбу в преддверии смены руководства Банка России. Судя по всему, в ближайшее время мы увидим новые информационные поводы и новые информационные «сливы» и «утки».
Мы видим, какое яростное сопротивление вызвало само озвучивание инициативы Президента в либеральных кругах. Видные представители «рыночных фундаменталистов» - Алексей Кудрин, Алексей Улюкаев,Михаил Задорнов, Герман Греф и т.д. - сторонники доктрины «Вашингтонского консенсуса» - высказались резко негативно. Они как огня боятся потерять контроль над Центробанком, являющимся ключевым финансово-экономическим институтом России, кредитором в последней инстанции, основным инструментом рефинансирования экономики.
Что касается вопроса, от кого зависит российский Центробанк, то совершенно очевидно, что не от Российского государства, не от Президента, не от правительства, не от Государственной Думы. Формально Президент предлагает на утверждение Государственной Думе главу Центрального банка России, но Сергей Игнатьев вот уже 3 срока возглавляет Центробанк, и, похоже, является фигурой, навязанной России извне. Страшно, что политика, проводимая главой центрального финансового ведомства государства, нацелена на искусственное ослабление России, на сдачу финансового суверенитета, нацелена на выкачивание колоссальных ресурсов в финансовую систему США. Напомню, что именно органы государственного управления - Минфин и Центробанк - являются основными экспортерами капитала из России. За период 2000-2012 годов чистый вывоз капитала частным сектором составил около 300 миллиардов долларов, тогда как органы государственной власти вывезли за рубеж почти 490 миллиардов долларов. Мы видим, что основным каналом утечки денег из России является именно Центробанк и Министерство финансов, которые проводят несовместимую с развитием российской экономики денежно-кредитную и налоговую политику.
Российский Центробанк зависит от решений, принимаемых извне, в Федеральной резервной системе США, в Евроцентробанке или других международных финансовых организациях. Не удивительно, что колоссальную поддержку из-за рубежа получает руководство Центрабанка и Минфина. Буквально неделю назад глава представительства Международного валютного фонда, который своими рекомендациями довел Россию до нищеты в 90-е годы, открыто заявил, что международные финансовые организации двумя руками поддерживают проводимую в России финансово-экономическую политику, в том числе, по накоплению золотовалютных резервов, вывозу капитала из России, по введению бюджетного правила, по привязке эмиссии рубля к притоку иностранной валюты.
Напомню, что Владимир Путин во время оглашения своего Послания Федеральному собранию в декабре 2012 года открыто заявил, что его не устраивает проводимая Центробанком денежно-кредитная политика. Впервые за долгие годы он был вынужден раскритиковать действия Игнатьева, заявил, что Банк России должен перестать бороться с инфляцией, потому что это не является его основной целью деятельности. Инфляция является лишь одним из макроэкономических индикаторов, на которые должен ориентироваться Центральный банк, но в целях его деятельности не фигурирует.
В законе о Центробанке должны быть внесены поправки относительно его целей, он должен быть признан подотчетным Государственной Думе, Президенту и Счётной Палате. Нужно лишить его того «особого правого статуса», который позволяет Банку России выступать в качестве «пятой колонны» и цементирует его независимость от российского государства и полную зависимость от ФРС США, ЕЦБ, МВФ и прочих апологетов международного финансового капитала.
Необходимо четко прописать, что Центробанк России, по примеру тех же США, Японии, должен ориентироваться на стимулирование экономического роста и создание наиболее благоприятных условий для реализации инвестиционного потенциала. Мы видим, что в США, при формальной независимости Федеральной резервной системы, она находится под сильнейшим контролем со стороны Белого дома, Сената, Конгресса. Американский Центробанк, являющийся частной коммерческой структурой, контролирующей печатный станок, нацелен, прежде всего, на стимулирование экономического роста, создание рабочих мест. Проводимая правительством макроэкономическая политика тесно увязывается с монетарной политикой в США, Японии и Великобритании.
В последние годы экономические власти крупнейших экономик мира всё активней используют термин «mondusrtial policy». Речь идёт о денежно-промышленной политике, которая подразумевает превращение Центрального банка в ключевой финансово-экономический институт и теснейшую увязку денежно-кредитной и эмиссионной политики с общегосударственными целями социально-экономического развития, модернизации и повышения конкурентоспособности отечественных производителей. В России же всё строго наоборот – экономика, население и правительство живут одной жизнью. Банк России – другой. Его монетарная политика вообще никоим образом не согласуется ни с заявленными Путиным целями структурно-технологической модернизации, ни с налогово-бюджетной, промышленной, внешнеторговой и научно-технической политикой.
Доктрина о необходимости сохранения независимости Центробанка России от Российского государства является механизмом его контроля со стороны транснационального капитала. На тактическо-оперативном (т.е. низовом) уровне Центробанк является зависимым от российских либералов, от коррупционеров, от олигархов, которые превратили его в инструмент личного обогащения и, одновременно, прикрытия махинаций. Напомню о крупном скандале с выводом активов в прошлом году, когда на балансе Банка Москвы образовалась дыра в 400 миллиардов рублей, и произошел ряд банкротств крупных банков. Стратегически Банк России контролируется извне, олигархией Старого света и Уолл-стрит, и проводит политику в их интересах. Порочная система независимости Центробанка от государства приводит к колоссальным экономическим потерям для России, которые только официально достигают $ 50-70 млрд., а реально превышают отметку в $210-250 млрд. ежегодно. Безусловно, назрела необходимость это изменить и сделать Банк России инструментом развития российской экономики.
GILL

Мифы дела Магницкого


Так как тема «дела Магнитского» вновь будоражит умы общественности, я решил в простой и максимально понятной форме развенчать те заблуждения, которые намеренно распространяют пропагандисты Браудера.

Мифы «дела Магнитского»

----------------------<cut>----------------------


Миф первый: Сергей Магнитский — юрист


Стандартная информационная «джинса» Браудера, активно размещаемая в последние годы в российских и зарубежных СМИ выглядит следующим образом:

«Hermitage hired the Moscow lawyer Sergei Magnitsky to investigate the scam and he publicly named a number of key Interior Ministry officials who he believed were involved. Days after going public he was arrested by the same men he had accused and was held in prison for a year. He died in November 2009 after being refused vital medication following months of increasingly brutal treatment». (британская Independent)

В подобных материалах Магнитский постоянно фигурирует как юрист. Это стало столь общепринятым утверждением, что юристом Магнитского называют даже государственные российские СМИ: «Первый канал», «Россия-1″ и РИА «Новости». Более того, в большинстве публикаций утверждается, что Магнитский был нанят Hermitage непосредственно для «расследования» дела о хищении нескольких дочерних компаний. Все это — вранье. Но про вторую часть этого вранья будет ниже, а для начала разберемся со сферой деятельности Магнитского.

Так вот. Сергей Магнитский никакой не юрист и никогда им не был. Он закончил академию им. Плеханова по специальности «Финансы и кредит», имел аттестат аудитора и всю жизнь работал бухгалтером или аудитором. Юристом он никогда не работал и соответствующей квалификации у него не было. Доказательства представлены ниже:

Мифы «дела Магнитского»

Мифы «дела Магнитского»

По всей видимости, версия про «юриста» была вброшена пиарщиками Браудера исключительно для того, чтобы придать дополнительную весомость утверждению, что Магнитский якобы «выявил и разоблачил» преступную схему, при помощи которой были похищены несколько миллиардов рублей из бюджета. Надо признать, что вброс оказался чрезвычайно эффективным.
Мифы «дела Магнитского»

Мифы «дела Магнитского»


Миф второй:


Магнитский написал заявление в российские органы, после которого было возбуждено дело по хищению средств из бюджета

Правда заключается в том, что Магнитский давал показания следователям МВД в качестве свидетеля по уже открытому делу, заявителем по которому стала еще в апреле 2008 года зиц-председатель Старова Р.М., на которую рейдеры «списали» уже сделавшие свое дело ООО «Рилэнд», «Махаон» и «Парфенион» и которая «догадалась» (не исключено, что под давлением МВД), что кто-то украл из бюджета 5,4 миллиарда. Пришла в МВД и доложила об этом чистосердечно. Случилось это гораздо раньше, чем Магнитский давал какие-либо показания по уголовным делам.

Примечательно, что еще 7 декабря 2007 года адвокат Хайретдинов, работавший на Hermitage, в своей жалобе на действия следователей МВД в рамках уголовного дела о налоговых преступлениях ООО «Камея» пишет о том, что изъятые документы компаний используются для хищения средств, при этом совершенно не объясняя о каком же хищении вообще идет речь:

Мифы «дела Магнитского»

И что же дальше? Удивительно, но ничего. 13 декабря исполнительный директор Hermitage Пол Ренч подает заявление в Следственный комитет о хищении трех компаний фонда, в котором нет ни слова о хищении каких-либо миллиардов. Ни одного. Почему — загадка, как и очень многое во всем «деле Магнитского».

История с хищениями денег возникает вновь только спустя несколько месяцев и опять в очень странной форме. 28 мая 2008г. Пол Ренч пишет письмо в Совет по противодействию коррупции при Президенте РФ, вместо того, чтобы написать официальное заявление в МВД или СК:

Мифы «дела Магнитского»

Официальное же заявление в Следственный комитет РФ со стороны Hermitage последовало лишь 23 июля 2008 года.
Мифы «дела Магнитского»

Как видим, Магнитский во всех этих случаях вообще никак не фигурирует. Единственное заявление, которое он написал — это рукописный документ, написанный им в СИЗО за несколько дней до смерти и слово в слово повторяющий то, что до него уже писал Ренч полтора года назад. Ничего нового там на тот момент, разумеется, не сообщается и никакого самостоятельного расследования Магнитский никогда не проводил. Кстати говоря, на допросах следователям он тоже ничего интересного не сообщал, а использовал 51 статью Конституции РФ, позволяющую не давать показания на самого себя.


Миф третий:


Браудер является образцом честного иностранного бизнесмена, столкнувшегося с российской коррумпированной государственной машиной

Несколько ярких примеров из бизнес-практики Hermitage иначе называемой гринмейлом:

В 2001 Hermitage подал 12 исков против Сбербанка, оспаривая уже зарегистрированную допэмиссию. Цитата: Истец требовал через арбитражный суд отмены регистрации эмиссии и решения наблюдательного совета, ссылаясь на Закон «Об акционерных обществах». По ст. 81 закона член наблюдательного совета общества считается заинтересованным в совершении сделки, если он занимает должность в органах управления одной из сторон этой сделки. А по ст. 83 решение о сделке с заинтересованностью, если размещается более 2 процентов голосующих акций, принимается на общем собрании акционеров «большинством голосов акционеров, не заинтересованных в сделке». Такими заинтересованными лицами, по мнению истцов, были ЦБ РФ и его работники, члены наблюдательного совета Сбербанка. Формально используя требования закона, представители компании Hermitage «не заметили», что на момент принятия решения о размещении акций путем открытой подписки не было известно о намерении ЦБ участвовать в выкупе и о каких-то обязательствах Сбербанка продать ЦБ эти акции, т.е. никаких нарушений закона не было. Но уже сам факт оспаривания эмиссии в суде мог отпугнуть потенциальных покупателей новых акций. Нетрудно догадаться, что именно эту цель и преследовал Браудер. Все иски были отклонены, но действия фонда существенно повлияли на ход эмиссии.

Также Hermitage подавал иск против Сургутнефтегаза, требуя погашения акций находящихся на балансе дочерних предприятий. По Российскому законодательству, компаниям запрещается владеть собственными акциями, но в отношении дочерних предприятий такого запрета нет. Hermitage оспаривал это, пытаясь доказать, что компания и ее дочки суть одно и то же, а, следовательно, Сургутнефтегаз обязан погасить эти акции. Иск тоже был отклонен.

К 2004 году Hermitage Capital являлся крупнейшим инвестиционным фондом в России – под его управлением находилось 3,5$ млрд, представляя интересы более 6000 инвесторов. Неоспорим также и его успех – фонд показывал среднегодовую доходность в 34,5%, вдвое опережая индекс РТС. И это с учетом потерь от кризиса 1998 года. Сам Браудер также не остался в накладе – по разным оценкам он заработал около 120$ млн. За эти годы фонд наработал огромное влияние – он поучаствовал в изменении планов реформ РАО ЕЭС, смещении всесильного того Рэма Вяхирева с поста председателя Газпрома и препятствовал консолидации акций дочек Роснефти.

Только в 2004 году против структур фонда в Калмыкии возбуждалось 8 дел по обвинению в уклонению от уплаты налогов, но юристам Браудера удавалось их замять. В ноябре 2005, по прибытии в аэропорт, Браудер обнаружил, что его виза аннулирована и ему отказано в праве въезда в Россию. Видимо рассчитывая решить вопрос полюбовно, он в течение трех месяцев не распространялся об этом. Более того, в декабре Браудер дал обширное интервью каналу CNBC в котором выразил поддержку курсу России и даже аресту Ходорковского. Но на этот раз ничего не помогло Браудеру замять историю с уклонением от налогов через «калмыцкую схему», за которую взялись следователи МВД.

Hermitage Capital Браудера не владел напрямую активами в России. Это было связано с тем, что до 2006 года, законодательство РФ запрещало напрямую владеть акциями ОАО «Газпром» иностранцам, в целях консолидации пакета акций системообразующей российской компании и недопущения его «размывания» на Запад. В связи с этим цены на «закрытом» российском рынке были более чем привлекательные, а их разница в цене с свободно обращавшимися на рынке американскими депозитарными расписками достигала 100 и более раз. Как можно догадаться, именно поэтому главной целью браудеровской деятельности в России на определенном этапе стало ОАО «Газпром», причем не через «белую» схему с дорогими расписками, а через «черную» с внутрироссийским рынком акций. Чтобы обойти существующий запрет совместно с аудиторской компанией ЗАО «Файерстоун Данкен» была разработана схема «серого» владения акциями, которая выглядела примерно так:

Мифы «дела Магнитского»

Таким образом получалось «перекрестное владение» долями в обществах, при этом доля иностранной материнской компании на первый взгляд не превышала 49%, что формально соответствовало закону. Компаний-резидентов всего было 11 штук. Прибыли были большие как и налоги. Чтобы легально и без вопросов со стороны государства работать, необходимо было платить 24% с прибыли и еще 15% при выводе средств на материнские иностранные компании. Браудеру с Магнитским удалось «подкрутить» схему до гораздо меньших размеров — порядка 5,5% с прибыли и лишь 5% при выводе средств на иностранные компании (пользуясь соглашением с Кипром, требования которого также были не соблюдены). Для этого Браудер в 2001 году зарегистрировал несколько компаний в Калмыкии, которая давала льготу по налогу на прибыль в случае трудоустройства инвалидов. На этом канале Youtube -допросы «сотрудников», принятых Браудером на должности финансовых аналитиков . Степень их «квалификации» каждый может оценить сам. Кстати, одним из требований оффшорной зоны являлись инвестиции в Калмыкию, чем фонд, разумеется, тоже себя не утруждал. При помощи этой схемы на компаниях-резидентах было консолидировано около 7% акций «Газпрома», которые после отмены запрета на владение акциями иностранцами, были выведены через продажу на кипрские компании.

И Браудеру, и Магнитскому было прекрасно известно, что их схема ухода от налогов нарушает законодательство Российской Федерации. Ниже представлен фрагмент из протокола допроса одного из основателей Firestone Duncan Пономарева:

«При том, примерно в 1996г. на совещаниях и переговорах проводимых в офисе ООО Файерстон Данкен» на котором присутствовали Браудер У.Ф., Дейв Э., а также и Магнитский С.Л., когда обсуждались аналогичные указанной выше схемы уклонения от уплаты налогов, Магнитский С.Л. пояснил и мне, и клиентам Браудеру У.Ф. Дейву Э., что данная схема, формально соответствует российскому законодательству, но фактически является преступной и не соответствует российскому законодательству, так как инвалиды реального участия в работе фирмы не принимают, многие из них имеют много трудовых книжек с «основных» мест работы, а также кипрские оффшоры, которые управляемые из России, не имеют права на налоговые льготы, указанные в соглашении между Россией и Республикой Кипр, поскольку фактически управляются из одного офиса, расположенного в г. Москве. Тем не менее, насколько мне известно, в дальнейшем указанная выше схемы уклонения от уплаты налогов была использована в деятельности клиентов (обществ, зарегистрированных на территории Российской Федерации, ведение бухгалтерского и налогового учета которых осуществляли ЗАО Файерстоун Данкен, ЗАО Файерстоун Данкен Аудит, филиал компании Файерстоун Данкен, руководителями которых являлись Сандаков А.А., Файерстоун, Магнитский С.Л. ) Московского представительства компании «Эрмитаж Кэпитал Менеджмент Лимитет возглавляемого Браудером У.Ф.»


Миф четвертый:


Магнитский не имел никакого отношения к бизнесу и черным налоговым схемам Браудера

В первом мифе я указал, что почти всегда в браудеровских заказных публикациях «забывают», что до 2008 года Магнитский уже долгое время работал на Браудера. Более того, он имел прямое отношения к созданию и использованию черных налоговых схем. Как следует из его собственной трудовой книжки, Магнитский работал менеджером в бухгалтерском отделе Firestone Duncan до 2001 г., потом был ген.директором (зиц-председателем) множества отвымочных фирм-однодневок в Калмыкии, а 2003г. был вновь повышен в должности и принят на работу в Firestone Duncan бухгалтером (аудитором).

Именно Магнитский принимал на работу людей из «списка Магнитского» (первоначально, под этим понимались совсем даже не коррумпированные чиновники, а калмыцкие инвалиды, которых использовал Браудер для ухода от налогов). Ниже представлена трудовая книжка одного из инвалидов, фиктивно принятого на работу в одну из компаний Hermitage для ухода от налогов. На картинке отмечено, чьи подписи о приеме на работу в ней стоят:

Мифы «дела Магнитского»

Таких инвалидов-»финансистов», разумеется, было множество. А вот тут можно посмотреть образец налоговой декларации компаний Браудера, которые составил С. Магнитский, уклоняясь от налогов, используя фальшивые трудовые книжки калмыцких инвалидов. Сперва Магнитский с Браудером брали на работу инвалидов — ветеранов Афганистана, платя им по 500 рублей в месяц, но после того как «афганцы» в Калмыкии закончились, стали привлекать и вот таких вот видных представителей финансовой сферы:



Миф пятый:


Магнитского отправили в СИЗО по беспределу

Магнитский имел статус подозреваемого по уголовным делам, возбужденным в Калмыкии еще в 2004г. Эти дела неоднократно приостанавливалась в Калмыкии, но зимой 2008г. были переданы в Москву для расследования следователем Сильченко. Статус подозреваемого, который был у Магнитского, запрещал ему покидать Москву, однако Магнитский заказал билеты в Киев и сфотографировался в фотоателье, где на вопрос: «Какие фотографии ему нужны?» Магнитский ответил: «Фотографии для оформления визы». Вот, кстати говоря, эта фотография:

Мифы «дела Магнитского»

Магнитский был для следствия ключевой структурой – были веские доказательства, что он являлся создателем схемы ухода от налогов, а его показания могли привязать к ней Браудера, как главного заказчика. К моменту ареста Магнитского все остальные сотрудники уже перебрались в Лондон, а сам он, несмотря на подписку о невыезде, подал документы на Британскую визу и забронировал билеты в Киев. Именно поэтому было принято решение взять его под стражу.


Миф шестой:


Нет никакого иного логичного объяснения истории с хищением бюджетных денег кроме версии, озвученной Браудером

Это не так. По всей видимости, и на это явно намекает история с Renaissance Capital, за всей историей с «возвратом налога на прибыль» (а не НДС, что тоже является распространенным мифом) как минимум первоначально стояли сами руководители Hermitage, включая Браудера и Магнитского. При помощи этой схемы они хотели компенсировать все те налоговые затраты, которые они понесли при переводе принадлежащих акций «Газпрома» на кипрские структуры. Судите сами:

В 2006 году Hermitage, видимо, надеясь уладить вопрос с российскими властями полюбовно, заплатил налоги по полной ставке. Но обыски следователей МВД показали, что надежды на разрешения конфликта мало. Вместе с этим возникло сожаление о зря уплаченных налогах. В действительности, схема, которая была применена для кражи денег из бюджета, не носила единичный характер. Годом ранее, структуры, которые до этого принадлежали другому иностранному фонду, Renaissance Capital, вернули из бюджета налогов на сумму 2,9 млрд. рублей. Детали схемы совпадают до мелочей – были использованы те же налоговые инспекции, и даже тот же юрист. Что интересно в этом преступлении Кузнецов с Карповым никак не фигурировали, а Renaissance Capital совершенно не жаловался на захват своих структур, что, мягко говоря, наводит на подозрения.

По версии следствия, представители Hermitage связались с неким Октай Гасановым, который был, по всей видимости, знакомым Магнитского. Тот связался с неким Семеном Коробейниковым, который специализировался на такого рода возвратах денег из бюджета. Господин Коробейников – человек нелегкой судьбы, который эмигрировал из Одессы в Израиль, а потом в Венгрию, повторив путь другого Семена – Могилевича. С которым он, кстати, был знаком и даже вел дела. В начале 2000х Коробейников приобрел «Универсальный банк сбережений» и начал заниматься сомнительными операциями в финансовой сфере. Для осуществления этой схемы, Hermitage требовались изъятые документы трех компаний, но их получить не удалось. Но Коробейников нашел выход – оффшорные структуры фонда, являющиеся учредителями этих трех компаний, продали свои доли фирме Коробейникова – ООО «Плутон». Все три фирмы перерегистрировали на трех номинальных директоров: Маркелова, Курочкина и Хлебникова, использую поддельные документы. Позже, Маркелов и Хлебников дали показания, что часть документов они получали от Гасанова, а часть – от Магнитского. Три фирмы перевели в налоговые инспекции № 25 и № 28 г. Москвы, где у Коробейникова были налажены контакты.

Одновременно к этим компаниям были поданы иски, в которых утверждалось, что ответчики не выполнили обязательств по ранее заключенным договорам, чем нанесли истцам убытки в 30,5 млрд. рублей. Иски были с готовностью проиграны, что дало основания для возврата ранее уплаченных налогов. Магнитский подготовил налоговые декларации, но условием поставил возврат денег на счета компаний, открытые в HSBC банке. Но дальше случилось непредвиденное – 1 октября 2007 года от сердечного приступа умер Октай Гасанов, который являлся связующим звеном между Hermitage и Коробейниковым. И последний, зная о трудностях фонда в России, решил присвоить средства себе. Он срочно открыл счета компаниям в подконтрольных банках и подал заявления на возврат денег. В декабре деньги были перечислены, а вскоре растворились после более чем 10 тысяч банковских операций.

А осенью 2008 года умер и сам Коробейников, упав с балкона загородного дома. Чуть ранее погиб один из зиц-председателей Курочкин, отравившись водкой (подобных, мягко говоря, странных смертей в этом деле достаточно), его подельники Хлебников и Маркелов сели на пять лет. Что касается Магнитского, то если поначалу его допрашивали как фигуранта дела по неуплате налогов, то вскоре — и об обстоятельствах его знакомства с Гасановым. Кроме того Магнитский на допросе подтвердил, что изготавливал дубликаты печатей трех компаний.

**********

Этими историями мифы вокруг «дела Магнитского» не исчерпываются. Еще можно отдельно написать про «пытки в СИЗО» (которых, судя по всему, не было по крайней мере в физическом их воплощении, хотя условия там как в аду), про следователя Карпова, на которого повесили всех собак, хотя он к этому делу отношение имеет вообще по касательной, да и про многое другое. Возможно, потом, когда будет время, я обобщу и эту информацию. Хочу только заметить, что не мифами в «деле Магнитского» очевидно является то, что Магнитский умер в СИЗО, хотя умирать он там не должен был, и то, что деньги из российского бюджета были украдены через налоговую службу (хоть и далеко не «за один день», что тоже пропагандистский миф) . Версия же следствия о том, что налоговиков просто ввели в заблуждение, выглядит, на мой взгляд, сомнительной.

Так вот, выяснение правды о том, кто же и как давал разрешение на возмещение столь крупной суммы, очевидно, должно быть не менее приоритетным для правоохранительных органов, чем разоблачение преступлений международного жулика Браудера. Кстати говоря, на момент событий налоговая служба еще была под плотным контролем людей Сердюкова.

GILL

Ссудный процент (Лихва)


Выход из такой ситуации видится в 3-х направлениях:

1. Изменить закон о Национальном банке на такой, который позволит под контролем общества и с ответственностью перед обществом суверенно, т.е. независимо от влияния извне, производить эмиссию национальной валюты (печатать или изымать из  обращения валюту).

2. Общество должно иметь реальный контроль над поступлениями и расходованиями средств бюджета. Бюджетные деньги — это деньги всего общества и каждый член общества вправе знать, сколько и на что тратятся общие деньги.

3. Отказаться от кредитно-процентной системы экономики. Можно воспользоваться опытом банковской системы мусульманских стран, а лучше внедрить систему «портящихся» денег по теории Гезеля.»

GILL

В.КАТАСОНОВ: «ПРЕТЕНДЕНТОМ НА ПОСТ ГЛАВЫ ЦЕНТРОБАНКА МОЖЕТ СТАТЬ ГЛАЗЬЕВ»


В.Катасонов: «Претендентом на пост главы Центробанка может стать Глазьев»

Летом 2013 года истекает третий срок полномочий главы Центрального банка России С.Игнатьева. Однако уже за полгода до этого эксперты начали обсуждать его сменщика. Согласно информации Bloomberg, в короткий список кандидатов вошли замглавы ЦБ А. Улюкаев и два экс-министра финансов – А. Кудрин и М. Задорнов. Выслушаем мнение проф. В.Ю. Катасонова

По мнению экспертов, наибольшими шансами обладает нынешний зам. Игнатьева Улюкаев, однако любое назначение из тройки будет означать продолжение политики последнего десятилетия. О том, чем грозит продолжение нынешнего курса ЦБ РФ, о кандидатурах, которые могут появиться позже, и о том, каким должен быть новый закон о Центробанке, рассказал известный экономист, доктор экономических наук, профессо Валентин Катасонов.

Вопрос В этом году истекает срок полномочий у главы Центробанка Сергея Игнатьева. В СМИ называют трех кандидатов на этот пост, одного из которых должен утвердить президент: Алексей Кудрин, Михаил Задорнов и Алексей Улюкаев. Что вы думаете по поводу этих персон?

Валентин Катасонов: На самом деле, это все люди из одной обоймы. Никаких изменений при любом раскладе я не ожидаю. В первую очередь, это касается Улюкаева, потому что он четко шел в русле Игнатьева, а можно сказать, что Игнатьев полностью поддерживал и обосновывал линию Улюкаева. Я эту линию не разделяю. Что касается Кудрина, то он достаточно долго работал с Игнатьевым, поскольку был председателем Национального банковского совета на протяжении многих лет. Это такая надстроечная структура, которая считается высшим органом управления ЦБ. Задорнов – тоже из этой же команды, хотя я думаю, что вероятность его назначения на этот пост наименьшая.

Кстати говоря, я совсем не уверен, что эти кандидатуры будут единственными Сейчас вокруг  Центрального банка началось какое-т шевеление. Как вы знаете, президент Российской Федераци Путиндал поручениеГлазьеву</a> Российской академии наук подготовить бумагу с обоснованием возможных изменений экономической и финансовой денежно-кредитной политики. Уже одно это говорит о том, что нельзя полностью сбрасывать со счетов и кандидатуру Глазьева. Я бы ее включил в список, причем с шансами не меньшими, чем у Задорнова, но это уже совершенно другая линия. Думаю, что очень многое определится, когда будет какая-то реакция президента на тот документ, который должна подготовить команда Глазьева и Российская академия наук во главе с академико Некипеловым.

Вопрос:Игнатьев возглавлял ЦБ с 2002 года. Теперь стало очевидно, что проводимую руководством ЦБ линию надо менять?</i>

ВК: С моей точки зрения, политика Центрального банка была деструктивной. В лучшем случае, это была политика полного бездействия, мягко выражаясь, а в общем она была деструктивной, потому что Центробанк продолжал бубнить насчет того, что «инфляция – это главная цель политики ЦБ». На самом деле, сжимая денежную массу, Центробанк тем самым душил российскую экономику. Сжатие денежной массы приводило к тому, что деньги становились все дороже, дороже становилось обслуживание кредитов, полученных предприятиями в реальном секторе экономики – в некоторых отраслях это на сегодняшний день основная компонента издержек производства, об этом почему-то вообще никто не говорит. Чем дороже деньги, тем больше издержки, чем больше издержки, тем выше цены. Это очень распространенный миф, что «надо бороться с инфляцией сжатием денежной массы». Но это примерно то же самое, что сказать, что надо минимизировать количество гемоглобина в крови. Гемоглобина должно быть нормальное количество.

Центральный банк в нынешнем виде – эт не Центральный банк, а валютный обменник. Такие институты называются Currency board, то есть валютное правление. Формально, конечно, сейчас появилось какое-то рефинансирование у ЦБ, но это очень короткие деньги, которые выдаются всего на несколько дней, и на эти деньги нельзя проводить ни индустриализацию, ни серьезную инвестиционную политику. У Currency board своей политики быть просто не может. Этот институт плывет по волнам мировых финансов. Если увеличиваются золотовалютные резервы Центрального банка, значит увеличивается и рублевая масса. А резервы зависят от двух факторов – от цен на «черное золото» на мировом рынке и от притока-оттока иностранных инвестиций. А мы этими процессами не управляем, поэтому создается иллюзия, что Игнатьев чем-то управляет. Ничем он не управляет! Он занимается там, извините, психотерапевтическими сеансами: мол, мы что-то делаем, что-то изменяем, проводим какую-то политику.

Вопрос:Когда говорят о Центробанке, так или иначе, всплывает вопрос о собственном «печатном станке». Нужен он России?</i>

ВК: бязательно. Это важнейший признак национального суверенитета. Если его нет, значит, страна не суверенна, значит, это колония. Я жестко говорю, но это так.

Вопрос:Что нужно сделать для того, чтобы реализовать наше право на эмиссию своей валюты?</i>

ВК: то вопрос не для экономистов, а для политиков. На днях я был на совещании у Сергея Глазьева, где собрались, в том числе макроэкономисты. Многие из них говорили правильные вещи, но я им сказал, что новое вино в старые меха не вливают. Для того чтобы реализовать все эти макроэкономические рекомендации, необходимо вносить поправки в закон о Центральном банке. Это должны быть настолько серьезные поправки, что речь должна идти фактически о новом законе о Центральном банке, о его статусе, о его целях. На сегодняшний день Центральный банк – это кошка, которая гуляет сама по себе. Не сама по себе, конечно. Определенные управленческие импульсы идут из Международного валютного фонда, из Федеральной резервной системы, из Банка международных расчетов. На те импульсы Центральный банк реагирует. А со стороны нашей исполнительной власти, законодательной власти все их призывы не воспринимаются. Могу даже привести пример Степашин ытался организовать настоящий полноценный аудит Центрального банка, а господин Кудрин где-то в 2009-2010 году отбил эту атаку, будучи председателе Национального банковского совета. Чиновники Центрального банка у нас имеют такой иммунитет, какого не имеют даже депутаты. Что-то я не слышал, чтобы кто-то из чиновников ЦБ был привлечен к уголовной ответственности. ЦБ – это «вещь в себе», государство в государстве, и, пока мы не будем иметь действительно свой Центральный банк, о суверенитете говорить не приходится.

Вопрос Согласно информации, озвученной в СМИ, главу ЦБ Путин должен назначить к марту. На этот же срок запланирован документ Глазьева…

ВК: Да, тут так запутывается сейчас все, что даже трудно сказать, какие будут алгоритмы. В принципе, думаю, что бумага Глазьева в определенном смысле будет информацией для размышления для президента Путина и может оказать влияние на его выбор. Понятно, что президент только рекомендует, а не назначает.

Вопрос На днях широко обсуждалось возможное ужесточение доктрины внешней политики со стороны Путина, и некоторые эксперты высказывают предположения, что президент готовит определенные действия для движения в этом направлении. Может ли в этом плане появиться новый закон о Центробанке, с учетом тех поправок, о которых вы говорили?

ВК: ожет быть, я сейчас выдам некую тайну. Накануне я задал вопрос Сергею Глазьеву и спросил его, будет ли он в своей бумаге вносит проект поправок к закону о Центробанке, но почувствовал, что он на этот вопрос не готов отвечать. Без этого шага все остальные макроэкономические рекомендации – не более, чем благие пожелания, которые Центральный банк, естественно, проигнорирует. В ответ мне сказали, что если я предлагаю, то могу сам и подготовить. На самом деле, это серьезное политическое решение, так оно не готовится, как вы понимаете, не делается «на коленке».

Вопрос Тем не менее, если бы такая возможность представилась, какие бы рекомендации вы предложили?

ВК: режде всего, я думаю, что надо изменить цели, сделать так, чтобы главными целями стало обеспечение экономического развития, полная занятость, инвестиции, хотя бы примерно так, как в законе «О федеральном резерве» это прописано. Далее, статус, который действительно позволяет законодательной и исполнительной власти контролировать деятельность Центробанка. Центробанк – это инструмент общей государственной политики, он не должен быть автономен. Я понимаю, что это еще одна мифологема, что Центральный банк должен быть автономен. Эта мифологема формировалась на протяжении последних ста лет, и человек непосвященный считает, что так и должно быть, а человек посвященный, конечно, понимает, что это игры мировой финансовой олигархии, которая основные Центральные банки мира поставила под свое управление.

Третий момент – регулярный аудит, потому что результаты нашей экономической деятельности – это, в основном, результаты добычи и экспорта нефти и газа, все это аккумулируется в виде валютных резервов, но на каких условиях они помещаются в резервы, мы практически не знаем. Степашин в 2009-2010 годах и пытался разобраться в этом вопросе, но ему не дали. Была предоставлена какая-то записка на основе вторичных данных, предоставленных Центральным банком об эффективности использования валютных резервов, есть и в годовых отчетах Центрального банка соответствующие цифры, которые показывают отрицательную эффективность. Однако нас в данном случае интересуют первичные документы – договора, соглашения по поводу размещения тех или иных валютных траншей на депозитных счетах западных банков, те или иные документы, отражающие данные по покупке и продаже ценных бумаг. Вот это, собственно, и есть настоящий аудит. Об этом пока никто даже не заикается. Необходимо также введение валютного регулирования, валютного контроля, потому что в противном случае любые попытки Центрального банка направлять деньги в приоритетные отрасли, крупные проекты закончатся тем, что деньги просто уйдут за границу. Поэтому Центральный банк должен реанимировать свою функцию по регулированию валютного контроля. Сегодня эта функция Центрального банка фактически исчезла. Можно долго еще перечислять.

Вопрос:Что будет, если пресловутый «печатный станок» в России будет запущен? Как это отразится на инфляции, на стоимости кредитов и т.д.?</i>

ВК: то зависит от опыта и профессиональных знаний тех людей, которые будут создавать такую систему денежной эмиссии. На самом деле, ничего сверхсложного тут нет, это же не запуск человека на Луну. Денег будет ровно столько, сколько будет товаров – должна быть сбалансированная экономика, и в этой сбалансированной экономике, конечно, инфляции быть не должно. Повторюсь, что это достаточно грубая схема, потому что если мы не пресечем каналы коррупции, то деньги будут уходить за пределы приоритетных отраслей, пределы приоритетных проектов. В результате опять нарушится равновесие товара и денежного предложения. Здесь нужны достаточно серьезные новации в части борьбы с коррупцией, утечки капитала за границу, с уходом денег в серую и черную экономику. Так что, на самом деле, если выстраивать денежно-кредитную политику, то это надо делать в контексте всей экономической политики. Денежная эмиссия должна быть ориентирована на конкретные инвестиционные проекты. Инвестиционные проекты должны вписываться в инвестиционные программы, а инвестиционные программы, в свою очередь, должны вписываться в стратегию развития. Словом, денежно-кредитная политика должна тесно координироваться с экономической инвестиционной и промышленной политикой. В отрыве от общей экономической политики выстроить здоровую денежно-кредитную политику выстроить практически невозможно.